Финансовые регуляторы многих экономик мира активно создают национальные цифровые валюты — CBDC. Так, в октябре центробанк Багамских островов первым в мире выпустил собственную цифровую валюту, регулятор Китая тестирует использование цифрового юаня среди простых жителей и даже Банк России заявил о возможном запуске цифрового рубля. В начале ноября аналог собственной цифровой валюты запустил центробанк Камбоджи. О скором запуске CBDC объявляли также Гонконг, Таиланд, Европейский Союз, Австралия, и Бразилия. Разобрались, зачем нужны CBDC, регуляторы каких стран занимают наиболее активную позицию в разработке национальных цифровых валют и какие проблемы могут решить данные активы для экономик различных стран?

Что такое CBDC 

Central Bank Digital Currency или CBDC — это цифровые деньги, выпускаемые и регулируемые центральным банком страны. Это официальные деньги, которые контролируются по тем же правилам, что и обычные фиатные валюты. 

Задача CBDC — сделать финансовую систему проще. Сейчас с Центробанками могут работать напрямую только коммерческие банки — они рассчитываются друг с другом через корреспондентские счета. CBDC позволят всем пользователям переводить друг другу средства напрямую без посредников: банкам — без корреспондентских счетов, а простым пользователям — без банков, храня деньги сразу на счете в Центробанке. 

Однако важно отметить, что CBDC — это не криптовалюты в традиционном понимании. Они централизованы и полностью контролируются регулятором, которому доступны все транзакции. Большинство проектов CBDC даже не на блокчейне. Поэтому многие эксперты полагают, что такой подход не подойдет для использования в масштабах целой страны.  

Преимущества CBDC 

У CBDC множество преимуществ по сравнению с фиатными средствами и традиционной банковской системой: 

  • Меньше посредников и комиссий;
  • Более дешевые, быстрые и безопасные транзакции;
  • Повышение прозрачности платежей и контроля за расходованием бюджетных средств;
  • Расширение доступа для людей к финансовым услугам. Это актуально для жителей развивающихся стран, лишенных доступа к банковской системе;
  • Повышение доверия к финансовой системе, так как средства пользователей хранятся в самом Центробанке;
  • Ужесточение конкуренции на финансовом рынке;
  • Усиление роли Центробанка, что наделило бы его большими возможностями по кредитно-денежной политике.
  • Возможность более дешевого кредитования и более выгодных депозитов, ведь CBDC выдаются и хранятся Центробанком, а, значит, не надо платить проценты коммерческим банкам. Кредитные организации могут стать значительно менее востребованными;
  • Если CBDC будут выпущены на блокчейне, может увеличиться доверие к крипторынку, многие крупные компании станут работать с ними.  

Риски CBDC 

Однако не все так гладко. CBDC — это настоящая революция финансовой системы. Поэтому их запуск сопряжен со значительными рисками, последствия которых еще неизвестны.

Если они окажутся востребованы, центробанки получат еще больше возможностей, а роль коммерческих банков снизится. Банки — это кровеносная система современной экономики. Если нарушить существующую систему, последствия могут быть непредсказуемыми. Впрочем, более вероятно, что CBDC не изменят фундаментальных характеристик экономики. 

Кроме того, CBDC могут отрицательно сказаться и на самом крипторынке. Если многие пользователи предпочтут децентрализованным криптовалютам цифровые монеты, полностью регулируемые государством, у законодателей и банков станет больше причин для запрета первых. Впрочем, мы уверены, что даже массовое распространение CBDC не уничтожит крипторынок. Люди, которым важна финансовая свобода и отсутствие контроля, продолжат пользоваться децентрализованными криптовалютами. 

Неясно, окажутся ли CBDC вообще востребованы простыми людьми, которым вполне хватает и обычных банковских карт. Есть вероятность, что во многих странах запущенные CBDC не будут пользоваться популярностью.

Какие страны работают над запуском CBDC  

По данным Банка международных расчетов (BIS), 80% центробанков изучают перспективы запуска собственной цифровой валюты. При этом часть из них уже ведет разработки или даже тестирует CBDC. Годом ранее их было 70%. Среди них финансовые регуляторы Евросоюза, Ирана, Израиля, ЮАР, Австралии, Новой Зеландии, Гонконга, Таиланда, Японии, Китая, Южной Кореи, Индии, Канады, России, США и прочие. 

Согласно опросу BIS, около 10% центробанков собираются выпустить CBDC в течение трех лет,  20%, скорее всего, сделают это через пять–шесть лет. В январе 2020 года финансовые регуляторы Японии, Великобритании, Канады, Швеции, Швейцарии, а также Европейский Центральный банк ( ЕЦБ) и BIS сформировали рабочую группу для изучения потенциальных вариантов использования цифровых валют.

В основном центробанки пока лишь обсуждают возможность запуска CBDC — как они могут быть устроены и как реализация данной концепции отразится на экономике. CBDC — это новое слово в финансах, и риски пока перевешивают возможные выгоды. Поэтому медлительность финансовых регуляторов понятна и даже похвальна. Ведь если они поспешат и что-то пойдет не так, пострадают целые экономики. 

Рассмотрим несколько стран, регуляторы которых пошли дальше остальных. 

Южная Корея планирует начать тестирование собственной CBDC в 2021 году. Процесс состоит из трех этапов: исследование и разработка закончились в июле, сейчас проект проходит техническую оценку, а само тестирование продлится до декабря 2021 года. Предполагается, что корейская CBDC будет работать на базе блокчейна. Однако власти подчеркивают, что тестирование цифровой валюты еще не означает, что та будет запущена. 

Швеция с 2016 года разрабатывает электронную крону на основе централизованного блокчейна, но проект до сих пор находится на ранней стадии. Сейчас регулятор страны тестирует техническое решение для цифровой валюты в рамках закрытой сети без банков и рядовых пользователей. Модель реализации электронной кроны напоминает классическую: центробанк распределит CBDC среди банков, а те — уже между пользователями. 

Банк Канады разрабатывает CBDC с февраля этого года. Но регулятор подчеркивает, что цифровая валюта будет запущена, только если в этом действительно появится необходимость. Например, при значительном сокращении оборота наличных или росте использования криптовалют. В октябре Банк Канады выпустил аналитическую записку, анализирующую риски выпуска CBDC.

Центробанк Японии в июле этого года создал специальное подразделение для ускорения разработки и выпуска собственной CBDC. В своих исследованиях регулятор будет сотрудничать с европейскими банками и аналитическими центрами. Три частных банка в Японии уже либо запустили пилотные проекты, либо находятся на продвинутой стадии исследований по выпуску цифровых валют.

Таиланд также собирается протестировать цифровой бат. Сначала проверка должна пройти в госсекторе, корпоративных и международных транзакциях, а позже на розничных продавцах и широкой аудитории. Но пока власти опасаются, что запуск CBDC может привести к «серьезному нарушению финансовой стабильности и непредсказуемому изменению роли финансовых институтов». 

Франция —  одна из нескольких европейских стран, претендующих на звание пионера в вопросе запуска цифрового евро. С июля этого года Центробанк страны проводит испытания цифрового евро среди ведущих европейских финтех-компаний.  

Бразилия. В начале ноября министр экономики страны Пауло Гуэдес заявил, что бразильский реал будет иметь цифровой аналог. С августа в стране работает группа, занимающаяся запуском CBDC. Тогда же президент центробанка Бразилии Роберто Кампос Нето заявил, что страна нуждается в улучшении своей валюты и что это произойдет в рамках запуска новой государственной цифровой платежной системы. Цифровой реал должен поступить в обращение в 2022 году. Он будет использоваться главным образом в валютных операциях как на национальном, так и на международном уровне.

Австралия. В начале ноября финансовый регулятор Австралии объявил о сотрудничестве с несколькими коммерческими банками и криптостартапом ConsenSys для изучения возможного использования и последствий оптовой формы CBDC на блокчейне. Занятно, что несколькими неделями ранее этот регулятор заявлял, что для запуска CBDC нет причин. 

США в этом вопросе пока не спешат. В прошлом году несколько конгрессменов попросили Федеральную резервную систему (ФРС) поторопиться с выпуском цифрового доллара. однако тогда регулятор не собирался его запускать. Президент ФРС Филадельфии Патри Харкер заявил, что запуск CBDC центробанками разных стран неизбежен в течение следующих 5 лет, но США не заинтересованы быть первыми — слишком большие риски. 

Европейский Центробанк (ЕЦБ) тоже обсуждает возможность запуска общеевропейской CBDC и опубликовал отчет о цифровом евро. Это должно защитить денежный суверенитет еврозоны, расширить доступ к финансовым услугам, укрепить международный статус евро как резервной валюты. Отчет дал возможность общественного обсуждения проекта, после которого в середине 2021 года ЕЦБ рассмотрит вопрос о том, стоит ли начинать проект цифрового евро и создавать минимально жизнеспособный продукт. 

Гонконг. В сентябре местный регулятор также выбрал ConsenSys для руководства вторым этапом своего проекта CBDC. Сейчас ConsenSys сотрудничает с шестью центробанками касательно разработки CBDC: Гонконга, Таиланда, Австралии, Франции, Сингапура и Южной Африки. Пока предполагается, что монета будет доступна только для оптового использования финансовыми учреждениями. В отличие от материкового Китая, гонконгская CBDC может быть на блокчейне. 

Россия. В октябре Банк России опубликовал консультационный доклад, посвященный возможности запуска цифрового рубля. Разработкой российской CBDC уже занимается рабочая группа. Конкретных предложений о работе цифрового рубля нет, но предполагается, что это будет «уникальный цифровой код» в централизованном реестре, а не криптовалюта. Он будет доступен любому пользователю: как физлицу, так и бизнесу. Ведомство ожидает, что цифровой рубль обеспечит более жесткий контроль за использованием бюджетных средств, более полный анализ экономической активности, экономию на транзакциях и прочее. В докладе говорится, что запуск СBDC другими странами — фактически лишь вопрос времени. 

Свойства цифрового рубля
Свойства цифрового рубля. Источник

До конца года Банк России принимает отзывы от экспертов на концепцию цифрового рубля. Если проект решат запустить, его проверят на ограниченном количестве пользователей. Уже сейчас к тестированию готовы присоединиться несколько банков. 

Этапы разработки цифрового рубля
Этапы разработки цифрового рубля. Источник

Багамские острова первыми запустили CBDC 

20 октября регулятор Багамских островов первым в мире запустил собственную CBDC.  Разработка проекта велась с лета 2018 года. Валюта называется Sand Dollar, она эквивалента багамскому доллару, привязанному к курсу доллара США. 

Sand Dollar работает на блокчейне, но это не классическая криптовалюта. Она контролируется Центробанком, который видит все транзакции. Sand Dollar может использовать любой житель Багамских островов. Для этого достаточно установить электронный кошелек на собственный смартфон. Цифровой валютой можно расплачиваться за местные покупки, также ее можно переводить между кошельками. Транзакции платные, но комиссия незначительная. 

Sand Dollar интегрирован с платежными сетями государства. Его используют шесть финансовых учреждений страны, в дальнейшем этот список расширится. При этом Sand Dollar будет выпускаться постепенно. После каждой выпущенной монеты из оборота будет выводиться один багамский доллар. 

Сеть монеты защищена высокоуровневыми протоколами шифрования и улучшенными  KYC/AML-стандартами (технологии идентификации личности), а кошельки — многофакторной аутентификацией. 

Задача багамской CBDC — расширить доступ местных жителей к финансовым услугам. Они живут на 30 различных островах архипелага, на многих из которых нет ни банков, ни банкоматов. Sand Dollar делает их ненужными и позволяет обходиться без них. 

Пока Sand Dollar предназначен для использования только в пределах архипелага. Вскоре власти надеются использовать его и за пределами страны. Перед этим необходимо решить проблему совместимости монеты с другими CBDC и фиатными валютами. 

Схема работы Sand Dollar. Источник.

Sand Dollar  не уникальный проект для региона. Начиная с 2019 года, Восточно-Карибский Центральный банк (ECCB), — центробанк восьми стран Карибского бассейна — разрабатывает цифровую валюту DCash.

Камбоджа запустила аналог национальной цифровой валюты

28 октября Камбоджа стала второй страной, запустившей национальную цифровую валюту — Bakong. Цифровой риель функционирует на блокчейне, разработанном японской компанией Soramitsu Co. В проекте уже принимают участие около 20 финансовых институтов, и ожидается, что к нему присоединятся еще десятки компаний. 

Bakong не совсем CBDC. Он выпускается не Центральным банком страны, а его компаниями-партнерами. Власти специально подчеркивают, что Bakong — это не CBDC. Это, скорее, электронные деньги, одобряемые государством, блокчейн-платформа для транзакций цифровых денег под названием Bakong, служба платежей и денежных переводов через банки или микрофинансовые организации.

Испытания Bakong начались в июле прошлого года, а в январе было объявлено о подготовке к ее запуску. Спешку с запуском системы власти объясняют прежде всего необходимостью отказываться от наличных  в целях борьбы с COVID-19, хотя, по их мнению, у нее и без того множество преимуществ. 

Системой может воспользоваться любой владелец смартфона. С помощью Bakong можно совершать платежи и переводить деньги со своих электронных кошельков, сканируя QR-коды или номера телефонов с помощью мобильного приложения. 

Валюта поддерживает операции как в долларах США, так и в камбоджийских риелях. 

В Камбодже до сих пор 75% людей не имеют банковского счета. Для них новая валюта значительно расширит набор доступных финансовых услуг. 

Китай — лидер гонки в запуске CBDC 

Китай пока лишь тестирует цифровой юань, но благодаря масштабам страны и возможному влиянию своей цифровой валюты на другие страны, безусловно, является лидером гонки по запуску CBDC.  

КНР разрабатывает цифровой юань (DCEP) с 2014 года. Сейчас система активно тестируется. Если результаты эксперимента признают успешными, то DCEP запустится в масштабах всего Китая в 2022 году. Однако регулятор подчеркивает, что проект может так и не увидеть свет.

DCEP построен на основе централизованного реестра, но не на блокчейне. Система распределения валюты повторяет традиционную двухуровневую банковскую систему: Национальный банк Китая (НБК) выпускает цифровой юань, распределяет его среди банков, а те — среди своих клиентов. Сам DCEP хранится в электронном кошельке, доступном с любого смартфона. 

Весной этого года НБК запустил тестирование DCEP. Первоначально запустилось мобильное приложение, позднее к испытаниям присоединились бизнес, банки и несколько районов страны, включая Пекин и Гонконг. В октябре НБК раздал 10 млн цифровых юаней 50 000 жителей китайского города Шэньчжэнь. Монеты можно было потратить в 3389 точках по всему городу. 

На сегодняшний день потрачено уже более 2 млрд цифровых юаней (≈ $300 млн) и совершено около 4 млн отдельных транзакций. Они пошли на различные пилотные инициативы. Примечательно, что до сих пор неизвестно, будут ли к DCEP подключены крупнейшие платежные системы страны —  Alipay и WeChat Pay — или они будут конкурировать. С подключением Alipay и WeChat Pay цифровую валюту сразу начнут использовать более миллиарда человек.  

Официально НБК подчеркивает, что задачи DCEP:  

  • снизить транзакционные расходы; 
  • сделать платежи в юанях дешевле, удобнее и быстрее;
  • расширить доступ населения к финуслугам;
  • использовать для стимулирующих выплат и пособий;
  • бороться с коррупцией и теневой экономикой;
  • усилить роль юаня на международной арене. 

Однако регулятор умалчивает, что DCEP позволит правительству усилить контроль над финансовой жизнью жителей страны, сделав его поистине тотальным. И если жителей Китая в «добровольно-принудительном порядке» еще можно обязать пользоваться DCEP, то заставить это сделать зарубежные компании будет сложнее.  

CBDC не угрожают гегемонии доллара 

Некоторые аналитики считают, что CBDC могут составить конкуренцию доллару США в роли мировой резервной валюты. Однако ни китайская, ни любая другая CBDC вряд ли свергнет доллар США как мировую резервную валюту в ближайшее время.

Сам Китай, видимо, считает DCEP своим политическим проектом, который должен потеснить доллар. Уже свыше десяти лет власти страны пытаются придать юаню статус мировой резервной валюты. Формально МВФ признал ее таковой еще в 2015 году, но на деле на долю юаня приходится только 2% международных торговых расчетов — в основном между азиатскими странами. Китай же хочет большего — вытеснить с места лидера доллар США, чья доля на рынке составляет 60%.  

Однако пока доллару ничего не угрожает. Юань даже в цифровом виде остается китайской валютой. НБК регулярно обвиняют в манипулировании курсом юаня, занижении его стоимости в угоду экспортерам. Все это не вызывает доверия у международных игроков. Свергнуть доллар не получилось даже у либерального евро, чья доля в международной торговле занимает сегодня 18–20%. У DCEP шансов еще меньше. 

В несокрушимости доллара уверены и власти США. Они не беспокоятся о том, что Китай получит преимущество первопроходца в запуске CBDC. Американский регулятор сосредоточен на том, чтобы «сделать все правильно», а не быть первым.

Почему центробанки так стремятся запустить CBDC?

Если несколько лет назад вопрос целесообразности запуска CBDC был дискуссионным, то сейчас кажется, что это лишь вопрос времени. Гонка за создание будущей формы денег уже началась и Китай в настоящее время выигрывает ее. 

Для спешки с запуском CBDC у регуляторов несколько причин. Они понимают преимущества цифровых валют (скорость, сокращение расходов, усиление роли регулятора) и хотят использовать этот инструмент, не отстав друг от друга. 

Каждая из стран, собирающихся запустить CBDC, преследует свои цели. Например, Китай, как уже говорилось, надеется с помощью цифрового юаня пошатнуть доллар. Примечательно, что именно развивающиеся страны начали выпускать цифровые валюты раньше, чем крупнейшие мировые экономики. Для них это попытка расширить доступ к финансовым услугам и укрепить доверие к своим собственным валютам. Например, более 80% банковских депозитов в Камбодже номинированы в долларах. Если система Bakong поощрит большее количество людей использовать риель вместо доллара, регулятор сможет более эффективно проводить свою денежно-кредитную политику. 

Думаем, свою роль в спешке вокруг CBDC играет также и возрастающая популярность криптовалют и стейблкоинов. Последние идеально подходят для трансграничных переводов. Регуляторы в открытую признают, что если стейблкоины станут популярны в этом отношении и многие люди начнут использовать их вместо доллара и своих валют, это может отразиться на финансовой стабильности всего мира. Поэтому регуляторы стремятся создать им подконтрольную альтернативу.