Еще в 2019 году Банк международных расчетов (BIS) выпустил отчет, из которого следовало, что 80% всех центробанков занимаются исследованиями или разработкой в области государственных цифровых валют — так называемых CBDC (Central Bank Digital Currency). В этом материале мы рассказываем, как проходило развитие рынка CBDC в 2020 году и на каком этапе находится процесс создания национальной цифровой валюты в Китае, США, Евросоюзе, России и Украине. 

В 2020 году развитие рынка CBDC значительно ускорила пандемия коронавируса, которая привела к повышению темпов цифровизации экономики. Так, в докладе Deutsche Bank говорится, что «новая реальность» этого года окончательно сделала замену наличных на CBDC неизбежной. 

Вместе с тем лишь несколько государственных финансовых регуляторов готовятся выпустить национальную цифровую валюту в течение следующих 5 лет, утверждают в своем исследовании аналитики The Block. Они также назвали факторы, которые стимулируют государства вести разработку CBDC: снижение издержек в финансовой сфере, повышение доступа к финансовым услугам и новые инструменты денежно-кредитной политики. Какая же страна занимает лидирующую позицию в гонке CBDC? 

DCEP — лидер в сфере CBDC

Бесспорным лидером в создании CBDC остается Китай. Экономика этой страны готова к цифровизации наличности. Уже в 2018 году число активных пользователей платежного приложения WeChat Pay приблизилось к 1.1 млрд человек, а у следующего за ним Alipay — 900 млн человек. В то же время CBDC может стать государственной альтернативой формально запрещенным в КНР криптовалютам. При этом есть и внешнеполитический фактор.

Слухи о разработке цифрового юаня Народным банком Китая (НБК) ходили с 2015 года. О факте работы над ним в 2018-м со ссылкой на представителей НБК сообщило государственное информагентство Синьхуа (Xinhua). Тогда же стало известно, что цифровой юань получил название DCEP (Digital Currency Electronic Payment). В 2019 году представители НБК заявили, что актив близок к релизу.

По мнению аналитиков, проект цифрового юаня стал развиваться в ускоренном темпе после выступления Председателя КНР Си Цзиньпина в октябре 2019 года, которое было посвящено национальной стратегии развития блокчейн-отрасли. После этого стало ясно, что DCEP является важной государственной инициативой.

Первые тесты цифрового юаня

DCEP является первым проектом CBDC крупной страны, который перешел на этап активного тестирования. В апреле 2020 года стало известно о начале экспериментов: тогда появились первые скриншоты мобильного приложения для цифрового юаня. На них были видны основные функции: кошелек, оплата через QR-код (как в Alipay), получение и отправка переводов, а также сопряжение кошельков двух пользователей для транзакции через сближение устройств (вероятно, с помощью NFC-технологии).

Эксперимент проходил на территории нового района Сюнъань, жители которого получили доступ к мобильному кошельку с небольшими суммами в цифровом юане. За инфраструктуру монеты отвечают четыре крупнейших госбанка Китая, а также финтех-гиганты Ant Financial (оператор Alipay) и Tencent (оператор WeChat Pay). Потратить DCEP в рамках первого эксперимента можно было в двух десятках местных кафе, супермаркетов и компаний в сфере развлечений.

Видеозапись конвертации «традиционного» юаня в DCEP в специальном мобильном приложении: «На попавшем в сеть видео видно, как в WeChat устроена система, разработанная Сельскохозяйственным банком Китая для конвертации юаня в DCEP». 

В августе Министерство торговли Китая сообщило о том, что «полевые» испытания цифрового юаня пройдут в Пекине, а также в городах провинций Хэбэй, Дельта Янцзы, Гуандун и других. Кроме того, власти будут активно использовать цифровой юань во время Олимпийских игр 2022 года, в том числе среди иностранных гостей состязаний. В октябре китайские СМИ сообщили, что через систему DCEP уже прошло более 3 млн транзакций на сумму в $162 млн.

Помимо использования внутри страны цифровой юань имеет значение и для внешней торговли Китая, который считается крупнейшим экспортером в мире. В августе стало известно о том, что техническую инфраструктуру DCEP тестируют с целью удостовериться, что она сможет проводить «объемные коммерческие транзакции», которые свойственны, например, электронной коммерции. Как говорил в 2019 году разработчик монеты Му Чанчунь, использование национальной цифровой валюты во внешнеторговых расчетах поможет Китаю «сохранить денежный суверенитет». Под этим имеется в виду замещение цифровым юанем доллара, который остается главной валютой мировой торговли.

Эксперты политологического центра Zero One Think Tank считают, что китайские власти также могут задействовать цифровой юань в масштабных внешнеэкономических проектах, таких как «Один пояс, один путь» — международной инициативе, связывающей торговые, транспортные и экономические пути более чем 60 стран Центральной Азии, Европы и Африки.

Детали дизайна DCEP

Хотя цифровой юань уже имеет хождение среди обычных граждан, власти страны пока не раскрывают детали того, как будет устроена система цифровой валюты. Но уже сейчас можно сказать, что DCEP, скорее всего, станет заменой наличных в полном смысле слова. Им можно будет расплачиваться с любым экономическим агентом внутри Китая, а также рассчитываться по международным сделкам.

Как утверждается в упомянутом выше докладе The Block, цифровой юань будет централизованной криптовалютой, так как выпуск DCEP и работу его главного реестра будет контролировать НБК. Также у регулятора будет информация обо всех пользователях системы. Согласно текущей концепции, каждый цифровой юань будет иметь индивидуальный номер, по аналогии с бумажными банкнотами. Идентификаторы станут основой цифрового реестра — по ним можно будет отслеживать движение денег.

Система цифрового юаня будет двухуровневой: Центробанк будет передавать эмиссию DCEP коммерческим банкам, а те, в свою очередь, служить провайдерами кошельков для граждан и организаций и обслуживать платежную инфраструктуру.

Судя по патентам, зарегистрированным НБК, в цифровом юане будет присутствовать элемент анонимности: различные участники системы будут иметь ограниченную информацию друг о друге, но при этом государственные органы смогут без труда получить нужные им данные.

Цифровой доллар

Можно с уверенностью сказать, что для правительства Китая цифровизация национальной валюты является одним из главных проектов в сфере финансов. Так, выступая на саммите «Большой двадцатки» в конце ноября, Си Цзиньпин призвал других участников организации из числа наиболее развитых стран совместно «обсуждать стандарты и принципы CBDC в открытой и доброжелательной манере».

Между тем власти главного экономического конкурента Китая, Соединенных Штатов, пока не приступили к активным испытаниям своей CBDC. Нет в США и какой-то единой концепции цифрового доллара. Осенью члены Палаты представителей Билл Фостер и Френч Хилл призвали правительство поторопиться с разработкой CBDC. В обращении они выражали озабоченность тем, что доллар может потерять главенствующую роль в мировой денежной системе из-за DCEP.

В феврале факт исследований в области CBDC подтвердила одна из управляющих Федеральной резервной системы (ФРС) страны Лаел Брейнард. Вскоре это признал и глава ФРС Джером Пауэлл. Он подчеркнул, что в финансовых кругах существует «множество проектов» на тему цифрового доллара, и для властей разработка CBDC остается «открытым вопросом».

Более активно двигаться в направлении цифровизации доллара заставила пандемия коронавируса. Так, в конце марта, когда в Конгрессе рассматривался пакет экстренных мер поддержки экономики, в первой версии программы, предложенной Демократической партией, оказался и законопроект о цифровом долларе. 

Демократы предлагали задействовать цифровой доллар для выплат стимулирующих чеков, зачислив определенную сумму каждому американцу на индивидуальные цифровые кошельки. Однако после критики со стороны законодателей инициатива исчезла из согласованного плана. В итоге жители США получили выплаты на банковские счета или по почте, в виде бумажных чеков.

Техническая разработка цифрового доллара

13 августа ФРС выпустила пресс-релиз, в котором сообщила о старте разработки технической платформы для цифрового доллара. В ней принимает участие технологическое подразделение ФРС, TechLab. Первый эксперимент планируется провести на базе Федерального резервного банка Бостона (входит в структуру ФРС) совместно с учеными из Массачусетского технологического института (MIT). 

При этом финансовый регулятор подчеркнул, что проект направлен на изучение возможностей и ограничений технологии, а не на создание конкретного прототипа.

В тот же день в Forbes появилась статья о вебинаре с участием представителей ФРС, ответственных за разработку CBDC. На нем Брейнард отметила, что цифровой доллар может быть использован в частном секторе — это наблюдатели восприняли как сигнал к тому, что американская CBDC станет заменой наличных долларов. В дальнейшем к исследованию возможностей американской CBDC присоединились и другие региональные банки в составе ФРС

Цифровой евро

Ближе к выпуску CBDC по сравнению с США, но дальше, чем Китай, находится другой мировой экономический центр — Европейский Союз. Там процесс разработки цифрового евро к осени этого года перешел от чисто теоретических работ к определению конкретных сроков начала тестов.

В сентябре глава Европейского центрального банка (ЕЦБ) Кристин Лагард заявила, что разработку цифрового евро также ускорила пандемия: в первые полгода продажи в сфере электронной коммерции в ЕС выросли на 20%, тогда как в целом оборот торговой отрасли незначительно упал. Лагард выразила поддержку самой идее CBDC, так как это позволит проводить более быстрые и дешевые платежи.

В октябре ЕЦБ выпустил большой доклад, посвященный цифровому евро. В нем регулятор подчеркнул, что CBDC не заменит наличные деньги, но станет дополнением к ним. Эксперты Центробанка также определили возможные сценарии, при которых потребуется выпуск цифрового евро. Среди них: 

  • Повышенный спрос на электронные платежи; 
  • Сокращение использования наличных денег; 
  • Запуск частных валют;
  • Выпуск CBDC центробанками других стран.

Однако уже в ноябре Кристин Лагард поменяла риторику и заявила, что власти ЕС не спешат стать первыми в гонке за CBDC. 

Так или иначе, это решение будет принято коллективно, с участием всех стран-членов союза, а с момента его принятия и до запуска пройдет от 2 до 4 лет. Представитель ЕЦБ также сообщил, что дискуссии с финансовыми регуляторами стран-участниц касательно запуска CBDC будут проведены в середине 2021 года.

CBDC в России и Украине

Долгое время Банк России открещивался от идеи цифрового рубля, но в октябре этого года неожиданно выпустил подробный доклад, в котором рассмотрел возможные свойства российской цифровой валюты.

Авторы сразу заявили, что цифровой рубль, как и евро, станет третьей формой средств наряду с наличными и безналичными деньгами и при этом будет доступен любому человеку или организации. Позднее это подтвердил зампред ЦБ Алексей Заботкин.

Предпосылкой для эмиссии цифрового рубля служит цифровизация платежей в стране, уверены в Банке России. Согласно прогнозу главы регулятора Эльвиры Набиуллиной, по итогам этого года доля безналичных платежей превысит 70%.

По технической реализации цифровой рубль напоминает DCEP: его будут выпускать в форме «цифровых банкнот», каждая из которых имеет уникальный номер — по нему можно будет отследить ее движение. Также будут доступны офлайн-платежи через платежные терминалы. С точки зрения приватности цифровой рубль будет также похож на цифровой юань: люди и организации будут иметь ограниченный доступ к данным об отправителях и транзакциях, а власти — полный.

Одним из любопытных свойств цифрового рубля может стать его программируемость. Государство сможет «помечать» банкноты, направленные на определенные расходы бюджета — например, на социальные выплаты или госзакупки. Потратить такие «помеченные» деньги по-другому будет невозможно.

При этом Банк России представил несколько возможных вариантов организации системы с точки зрения ответственности ЦБ и коммерческих банков, а также технической реализации (централизованный или децентрализованный реестр).

Тестирование цифрового рубля, по словам Эльвиры Набиуллиной, может начаться уже в конце 2021 года. Также недавно глава ЦБ рассказала, что цифровой рубль можно будет использовать и для получения пенсии. Вместе с тем решение о выпуске российской CBDC пока не принято, отметила она. Ранее Набиуллина уточнила, что цифровой рубль не повлияет на кредитные ставки, хотя и может изменить бизнес-модели коммерческих банков.

В свою очередь, Национальный банк Украины (НБУ) провел пилотное тестирование «электронной гривны» еще в 2018 году. Его итоги представили на большой конференции НБУ, прошедшей с участием представителей других центробанков в феврале этого года.

В НБУ рассказали о текущем видении электронной гривны — это фиатная валюта в электронном виде, которая должна обмениваться на наличные или безналичные средства в соотношении 1:1. В то же время украинская цифровая валюта не обязательно будет построена на блокчейне, отметили в НБУ. Регулятор прекратил дальнейшую разработку цифровой гривны до принятия необходимого законодательства. 

Глава Нацбанка Яков Смолий заявил, что вопрос о том, быть цифровой валюте или не быть, в 2020 году не стоит: «Это уже данность. Вопрос только в том, кто и как будет ее создавать».

Риски CBDC

Эксперты также обращают внимание на универсальные угрозы, которые несут CBDC для финансовой системы. Этому было посвящено исследование Федерального резервного банка Филадельфии.

Авторы доклада отметили, что если центробанк какой-либо страны получит возможность создавать кошельки для индивидуальных граждан, то они могут заменить банковские счета. Это ударит по коммерческим банкам, которые используют средства на депозитах для выдачи займов и финансирования компаний. В этом случае пострадает не только сфера кредитования, но и инвестиционная отрасль.

Экономисты также указывают на то, что изначальный выпуск цифровых долларов непосредственно в цифровые кошельки граждан ускорит увеличение денежной массы и ее объем в потребительской экономике. Следовательно, это приведет к повышению инфляции.

Рискам CBDC была посвящена и значительная часть выступления члена правления Европейского центрального банка (ЕЦБ) Ива Мерша на конференции Consensus в мае этого года (полная стенограмма выступления). Хотя Мерш говорил о цифровом евро, высказанные им опасения актуальны для финансовой системы любой страны.

Одной из основных угроз CBDC Мерш назвал ликвидацию анонимности при платежах. Помимо этого Член правления ЕЦБ, как и его коллеги из ФРС, обеспокоен вопросом о том, кто будет создавать счета цифрового евро и управлять ими — коммерческие банки или центральные. 

Второй вариант, по мнению Ива Мерша, невыгоден, так как сосредоточение значительных финансовых ресурсов в руках центробанка неэффективно. Центробанки исторически не предназначены для управления индивидуальными депозитами, выдачи кредитов и оказания других услуг, которые традиционно предоставляют коммерческие банки. 

Выходом из этой ситуации было бы обязательное использование коммерческих банков в качестве второго уровня между центробанком и реальной экономикой при распространении CBDC. Как это сделали, например, в Китае.

Выводы

Еще 2–3 года назад о CBDC говорили как об идее, но в 2020-м мир уже вплотную приблизился к ее воплощению. Пандемия окончательно сделала неизбежной цифровизацию экономики, а успех криптовалют поднял вопрос о цифровизации на повестку обсуждений эффективности нынешней денежной системы. 

Тысячи лет деньги присутствовали исключительно в физической форме или в ненадежных реестрах бухгалтеров и банков. CBDC обещает стать первой по-настоящему стабильной и настраиваемой системой полностью виртуальных денег. 

Вместе с тем уже сейчас ясно, что CBDC станет как минимум кратковременным «шоком» для глобальной экономики: инфляция, кризис коммерческих банков, дедолларизация. 

Но, судя по всему, преимущества все же перевешивают недостатки, в том числе для обычных пользователей. Точно станет ясно после того, как цифровые валюты заработают в крупных экономиках, а это мы сможем увидеть уже в следующем году.