Мы поговорили с Петром Левашовым, который известен как Severa и «король спама». Он входит в десятку самых опасных хакеров мира и успешно вел деятельность в течение 17 лет. Однако в 2017 году власти Испании арестовали его по запросу США, куда впоследствии Severa был экстрадирован. В общей сложности Петр провел почти 44 месяца под стражей — 11 в тюрьме Испании и 33 месяца в тюрьме США по ряду обвинений, связанных с его хакерской жизнью. Сегодня он возглавляет криптопроект SeveraDAO — ориентированную на заработок децентрализованную автономную организацию, которая будет использовать нейронные сети и искусственный интеллект для получения прибыли.

  • В первую очередь, конечно же, хочется узнать, как вы вообще стали хакером? Расскажите про вашу жизнь и про то, как вы встали на этот путь? 

Я вообще хакер-спамер. Я называю хакерами вообще всех людей, которые в IT делают очень многое. Потому что неверно называть хакерами только тех, кто взламывает. Есть десятки разных специальностей, многие из них даже не имеют названий. Моя основная профессия — это спам, то есть я его рассылал. Но я сам вел собственный ботнет и взламывал компьютеры, так что я хакер без сомнения. 

Как я стал им? Смотрите, это очень интересная история. Когда мне было 19 лет, я устроился в транспортную компанию системным администратором. У всех там был популярный в то время мессенджер ICQ. Сейчас он принадлежит Mail.ru, а тогда его выпускала американская компания AOL. Я зарегистрировался в ICQ, но мне не понравился очень длинный номер — они были восьмизначные, как у телефонов. А мне захотелось так называемый шестизнак. Вот с этого началась моя карьера. 

Я стал искать на сервере ICQ способ получения короткого номера. Я узнал, что ICQ высылает пароль на email, который был указан при регистрации. А они имеют свойство «портиться» — то есть если на Yahoo не заходить в почту три месяца, то ее адрес будет освобожден для дальнейшей регистрации, и любой человек сможет его зарегистрировать. И почтовых сервисов, которые приняли такую политику, очень много. Я таким образом смог просто перебирать красивые ICQ-номера. Но мне быстро это надоело.

Тогда же я учился в Санкт-Петербургском государственном технологическом институте. Поэтому одним вечером я смог написать простенький скрипт, который обращался к серверу AOL, передавал номер ICQ, начиная со 100 000-номера, запрашивал email и сохранял его в файл. После этого я ушел спать. Когда я проснулся, я был хозяином десятков миллионов адресов всех участников от этого мессенджера. И в этот момент я подумал, что с этим делать.

Мой взгляд упал в окно, и я увидел рекламный щит, на котором было написано: «Здесь могла быть ваша реклама». Потом я посмотрел на компьютер, на свою базу и опять в окно. И в этот же день я разослал свой первый спам, в котором говорились: «Если вам нужна рассылка, пожалуйста, обращайтесь ко мне». Со следующего дня я уже начал получать доход в сотни долларов. Свернуть с этого пути уже было сложно. 

  • В 2017 году вы были арестованы в Испании и позднее экстрадированы в США. Вы можете рассказать про этот период вашей жизни? 

Я начал слать свой первый спам в 1999-2000 годах. Достаточно быстро со мной связались люди из криминального мира, в том числе Скрипт — это Дмитрий Голубов, который является основателем «Интернет-партии Украины», большой в политике человек. Но тогда он был самым известным кардером, у него был крупный кардерский форум. Он меня и пригласил на этот форум, и на этом началась моя карьера, которая продлилась 17 лет — до 2017 года. 

За это время я последовательно разработал три ботнета и управлял ими, так что к 2017 году я чувствовал себя достаточно уверенно. Я был богат, путешествовал по всему миру, у меня был авторитет, были сотни постоянных и тысячи простых клиентов. Жизнь удалась.

Я не очень прятался, потому что считал, что просто рассылал спам. Я плохо знал американские законы, а они очень сильно отличаются от наших. Если будучи в России вы везли людей грабить банк, то есть были просто водителем, и там что-то пошло не так, например, кто-то кого-то убил, то вы не сядете за убийство, просто потому вы вели машину. По нашим законам вы не отвечаете за то, что происходило в здании, в которое вы не заходили. А в США, даже если вы просто заправляли машину и знали, куда все эти ребята едут, но ничего не сделали, то вы получите ровно тот же срок, что и человек, который убил кого-то в банке.

В 2017 году я путешествовал: я поехал в Испанию, до этого я был в Греции, а еще раньше — в Финляндии. Мои фамилия и имя — Петр Левашов — светились, но на этом все. Ни номера паспорта, ни отчества, ни даты рождения ни у кого не было. В Санкт-Петербурге людей с именем Петр Левашов десятки, а во всей России их тысячи. Но тогда я действительно допустил несколько проколов. 

В Испании я был арестован, потому что американским властям удалось установить мою личность и номер паспорта. Причиной стало то, что в 2016 году в США прошли выборы президента, которые выиграл Дональд Трамп. И в 2017 году в ФБР, которое хоть и подчиняется президенту, но все же больше является демократической структурой, был приказ арестовывать всех, кто может дать компромат на Трампа — им нужно было доказать, что он стал президентом благодаря российским хакерам. Тогда же, например, взяли не только меня, но еще и Станислава Лисова. 

На фоне этого в СМИ появилась информация: наконец арестован хакер, который вмешался в выборы президента США. Но по факту политических обвинений в мою сторону никогда не было, в моем деле таких данных нет. Естественно, я был очень напуган в Испании, потому что с политикой я никогда не связывался. 

Как прошел сам арест? В Барселоне я снял квартиру на месяц, и когда третья неделя подходила к концу, в один день в 4 часа утра 15 полицейских с автоматами взорвали петли и вынесли дверь квартиры. Проснулся я уже на полу в наручниках. 

Совет, который я бы хотел сейчас дать вашим читателям: если вас когда-либо арестуют в другой стране по запросу США, не нужно с этим бороться именно в этой стране. Вы точно поедете в Америку. 99% обвиняемых властями США едут туда, и вы явно не захотите попасть в 1% людей, которые не поехали. Вот есть, например, Александр Винник, который до сих пор еще не доехал. Его арестовали через месяц после меня. Я с начала 2020 года на браслете ограничения свободы (электронное устройство, используемое полицией для подконтрольного лица, находящегося под домашним арестом. Прим. ред Media SIGEN.pro), а с 2021 целиком свободен. А он еще даже не доехал до США. И проблема в том, что даже через 15 лет, проведенных в тюрьмах Греции и Франции, он все равно поедет в США, где ему не зачтут ни дня, что он просидел в других странах.

  • Говоря на эту тему, возможно, вы что-то знаете про арест Джона Макафи в Барселоне, который покончил с собой в день решения суда об экстрадиции в США?

Я знаю про Макафи достаточно много. Действительно, он был арестован в Испании и боролся с экстрадицией в США. Я думаю, он понимал, что это просто технический момент и он все равно поедет. Он именно покончил с собой, и мне кажется, что это чистое самоубийство. Я Джона немножко знал лично, даже переписывался с ним когда-то очень давно. Я думаю, его психика была сильно подорвана, а в таком состоянии человек может убить себя, даже когда он в своем Mercedes едет на свидание к красивой девушке. А уж в тюрьме… Думаю, вы сами все понимаете.

Что касается компроматного архива в несколько терабайт, то это «утка». Это никак не связано с Джоном. Был ли у него компромат, я не знаю. Но я слышал об угрозах опубликовать что-то, только в связке с этой «уткой». Если он даже и имел нечто подобное, то, значит, не успел опубликовать. 

  • Вы говорите, что вы вне политики, но есть информация о том, что вы работали с партией «Единая Россия» в течение 10 лет. Это так?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вернуться к аресту в Испании. Там в тюрьме я провел 11 месяцев, в течение которых я боролся с запросом на экстрадицию в США. Адвокат в Испании на 2 или 3 заседании сказал, что мне лучше согласиться с тем, что противник в лице США серьезный. Надо было его послушать, но я очень этого боялся и не понимал, зачем ехать в незнакомую мне страну и отвечать по ее законам. 

По законодательству Испании, в суде можно врать, если в зале суда ваша ложь поможет вам освободиться. В ходе последней апелляции мой адвокат сказал, что единственный шанс — это соврать и сказать, что я работал на ФСБ России, что я хакер Путина, и тогда будет скандал.

Дело в том, что я никогда на «Единую Россию» не работал, но в политической жизни России я участвовал — я собирал подписи. В одно время порядка 100 человек собирали для меня подписи на законодательных собраниях Санкт-Петербурга, а также в Госдуму за Владимира Жириновского. Это я доказал в суде. Поэтому, когда мне предложили соврать, я согласился, но поменял ФСБ на «Единую Россию». Это была ложь. Но это был мой последний шанс на то, чтобы не ехать в США и мой адвокат это может подтвердить.

Но я бы хотел выделить одну мысль в нашем интервью — если власти США хотят вас арестовать, у них 100% это получится. Поэтому все, что вы можете, — это бороться с американской судебной системой. Здесь можно победить, и мой пример это доказывает, поскольку я считаю, что победил.

  • А как проходило ваше дело в США? 

В США в итоге я, конечно же, приехал, и это после того, как 11 месяцев всеми правдами и неправдами пытался доказать, что я не хотел туда. Но в итоге после почти года разборок мы начали переговоры с американской прокуратурой. Это произошло после того, как я заплатил порядка $100 000 адвокатам в США, не считая адвокатов в Испании, которые тоже обошлись мне в более €100 000. Но в США ты всегда можешь поговорить с прокурором и узнать детали обвинения, чего в Испании мне сделать не удалось.

В США я понял, что мой лучший вариант — пойти в суд присяжных. Ведь это было невыгодно прокурору: во-первых, это дорого для стороны обвинения, а во-вторых, они бы могли проиграть — я бы смог доказать, что я честный гражданин. И тогда у американских властей были бы проблемы, поскольку они фактически сломали мне жизнь. Поэтому им тоже хотелось договориться со мной, чтобы не оказаться в суду присяжный. 

В результате из восьми обвинений половину самых тяжелых они сняли, а за вторую половину я отсидел 33 месяца и 3 дня в тюремной камере. Но потом начался COVID, и мне повезло — поскольку я был осужден в первый раз и я признал вину по четырем пунктам, меня выпустили досрочно на браслет. 

  • К слову об арестах и делах в США, недавно там была арестована супружеская пара по обвинению в отмывании украденных в 2016 году биткоинов с Bitfinex. До сих пор не ясно — они просто помогали отмывать деньги или же они взломали биржу? 

По поводу этого взлома. По текущему курсу в их распоряжении были биткоины на $4.5 млрд. Скажите, вы часто доверяете такие суммы своим обнальщикам (людям, которые обменивают криптовалюты на фиат. Прим. ред Media SIGEN.pro)? Сумма однозначно показывает, что этот Илья — достаточно головастый парень, он, естественно, никакой не обнальщик. Он спер эти деньги в 2016 году у Bitfinex, но на дальнейшие действия у него не хватило ума. 

Тогда агенты и вычислили его, получив по запросу суда доступ к Google-облаку, где лежали ключи от всех кошельков. Илья Лихтенштейн и Хизер Морган, конечно, пытались транзакции скрыть, но в итоге несколько из них привели к Илье.

  • А почему мошенникам на крипторынке в целом тяжело замести следы ? Ведь даже через криптомиксеры их вычисляют и связывают адреса с их личностями. 

Во-первых, блокчейн — это, по сути, база данных, где хранится информация обо всех переводах. Поэтому анализ блокчейна — это анализ цепочки переводов. То есть аналитики могут не знать, что это ваш кошелек, но они могут вычислить, что до вашего кошелька транзакция шла из определенного обменника, а потом из вашего кошелька была отправлена следующая транзакция какому-то конкретному человеку. И по этой цепочке они пытаются вычислить ноды, которые им еще не известны. Чем больше информации аналитические компании собирают обо всех участниках, тем, соответственно, лучше они могут понимать, что происходит. Поэтому блокчейн никогда не был гарантией, что никто не будет знать сколько у вас денег и кому вы их платите. Это, собственно, и есть суть блокчейна — открытая информация. 

По поводу миксеров я могу сказать так: если вы смешаете бочку меда с бочкой говна, то вы получите две бочки говна. Когда вы пытаетесь воспользоваться миксером, большая вероятность, что вы получите в итоге что-то не менее грязное, чем то, что вы отправили в него. И даже самыми лучшими миксерами надо уметь пользоваться. Вас можно отследить по сумме, вас можно отследить по времени транзакции, чуть ли не по часовому поясу. У ведущих компаний даже анализом блокчейнов, наверное, занимаются не люди, а нейросети. 

  • А есть способы скрыть свои следы наверняка? 

Есть некоторые приватные криптовалюты, которые могут помочь в этом — Monero и Zcash. Но я вам снова повторю пример с бочками. Ведь если в Zcash у вас есть хотя бы одна приватная транзакция в цепочке, то есть до этого момента не было видно откуда пришли деньги, то при обмене вас скорее всего попросят доказать свою личность, прислав фотографию паспорта, например. В Monero немного лучше, поскольку число приватных транзакций больше. Но сам факт обладания такой криптовалютой затруднит использование некоторых бирж. 

Но настоящие хакеры не имеют проблем с отмыванием крипты. Их имеют те, кто не понимает технологию. Потому, поменяв криптовалюты несколько раз внутри разных сетей, вы можете скрыть следы. Вы потеряете 10–15% от суммы, но это будет железобетонный способ. 

  • Расскажите про свой проект, как он устроен и есть ли у него аналоги на рынке? 

SeveraDAO отличается от многих других DAO и DeFi-проектов, потому что он будет работать с проектами из реального мира. SEV Token — это ERC-20 токен на базе блокчейна Ethereum. Это токен управления, который является частью бизнеса. По сути, я беру от DAO механизм распределения прибыли. То есть с помощью DAO я знаю, как я могу пропорционально всем вкладчикам эффективно свои доходы раздавать. А также я беру от DeFi механизм голосования. Это значит, что каждый участник может своим количеством токенов проголосовать в тех организационных и финансовых вопросах, которые встанут перед DAO. Для этого будет организован специальный форум, куда все люди, у которых есть SEV Token, смогут зайти и посмотреть, что мы делаем, а самое главное — высказать свое мнение по тому или иному вопросу. И, по сути, это все, что объединяет мой проект с миром DeFi. 

Один из двух моих проектов — это deep learning trading, то есть торговля акциями с помощью нейронных сетей. Эта нейронная сеть сначала учится на исторических новостях компании и на том, как цена ее акций на рынке NASDAQ реагирует на эти новости. Эта информация будет загружена в нейронную сеть. Причем это будет не одна сеть, а группа, где каждая отдельная сеть будет выдавать одно решение, а общая сеть будет выдавать итоговый вердикт. После этого обучения, когда будет выходить очередная новость о компании, сеть почти мгновенно сможет сказать куда пойдет цена акции. И на этом мы будем зарабатывать. По сути, это никак не связано с миром DeFi. Это торговый автомат или разработка, которая автоматически торгует на бирже. 

Второй проект — основной. Это то, чем я сейчас подрабатываю в США и то, на что я вижу колоссальный спрос в мире. Речь о компании, занимающейся компьютерной безопасностью. Я знаю, как оказывать эти услуги, у меня уже есть клиенты. Нужно только открыть офис, и можно начать зарабатывать деньги. 

То есть на эти два проекта я сейчас и собираю деньги. Они не связаны между собой, но они немного друг друга дублируют. При этом, если у одного проекта пойдут дела не очень, то второй поможет по ликвидности, и наоборот. Это реальный бизнес, поэтому он отличается от многих существующих DeFi и DAO на крипторынке.

Но я хочу сделать SeveraDAO чем-то большим, чем эти два проекта. Я хочу, чтобы любой человек мог прийти в SeveraDAO со своей идеей, изложить ее, предложить гарантии и получить финансирование. И, соответственно, прибыль, которую он будет получать, он будет отдавать в DAO. Более того, даже люди без идеи могут прийти и получить работу в SeveraDAO. То есть это то место, где ты можешь инвестировать в разные проекты, получить инвестирование, если у тебя есть хорошая идея, найти работу и даже обучиться чему-то. 

DAO — это, по сути, бизнес для получения прибыли, но я хочу сделать из него также комьюнити, где можно найти помощь. Если кого-то из участников, например, арестовали, я первым создам на форуме тему с призывом помочь. А дальше DAO должно проголосовать: стоит ли помочь, чем и на сколько. И, естественно, это решают держатели токенов.

  • Откуда SeveraDAO будет получать прибыль? И как она будет распределяться? 

Здесь я хочу остановиться на моменте распределения прибыли, где задействован механизм, придуманный не мной. Он используется в блокчейне Ethereum, где можно сжигать токены. 

Как DAO будет распределять прибыль? Чтобы не делать множество платежей и не вычислять, кому и сколько посылать выручки пропорционально их токенам, SeveraDAO будет на том же открытом рынке, где торгуется SEV Token, выкупать собственные токены и сжигать их. 

При этом SeveraDAO будет выкупать токены SEV Token на всю прибыль. Но я не могу сказать, сколько точно токенов будет куплено, потому что цена будет меняться. Например, SeveraDAO в начале месяца заработало $130 000. Мы поделим эту сумму на части, чтобы курс сильно не подскакивал, и начнем постепенно покупать токены. Причем в начале месяца стоимость токенов может быть одна, а в конце — совсем другая. 

Таким образом цена оставшихся токенов будет расти, потому что так устроен бизнес. Я думаю, через 5 лет все DAO будут распределять прибыль именно так.

  • А не будет ли SEV Token классифицироваться как ценная бумага по законам США? 

Что касается юридической составляющей, интересы SeveraDAO в США представляет Аркадий Бух. Это достаточно известный адвокат на крипторынке, который сейчас также помогает разработкам DEX-площадок в американских судах. 

  • В white paper SeveraDAO также говорится о полной конфиденциальности пользователей. О чем речь? 

Здесь речь про третий проект в рамках нашего DAO — это криптовалюта на собственном блокчейне. Это никак не связанно с SEV Token, этого еще нет. Но чтобы ее сделать и запустить, нужно порядка $10 млн. Если SeveraDAO заработает достаточно на этот проект, а участники проголосуют за его запуск, то только тогда мы начнем разработку своей криптовалюты. 

Эта криптовалюта соберет лучшие практики конфиденциальных монет. Я хочу, чтобы в ней не было различий между приватными и публичными транзакциями, поскольку они все будут на одном уровне приватности. И тогда отправителя будет невозможно отследить. Но этот проект будет запущен, только если мы все вместе поймем, что мы можем сделать нечто лучшее, чем Monero. Но с SEV Token путать это нельзя, это два разных проекта.

  • В white paper SeveraDAO также говорится о Token Резерв — токене для управления ценой. Расскажете про него?

Данный токен будет предотвращать манипуляции ценой токена SEV Token. Его цель — бороться со спекулянтами. Token Резерв будет использоваться, только когда будет идти необоснованный рост (памп), то есть когда кто-то решил поиграть с курсом нашего токена.

На этом мы заканчиваем первую часть интервью с Severa. Завтра мы продолжим рассказывать о том, что нам поведал Петр Левашов о безопасности, Сатоши Накамото, будущем криптовалют в России и о многом другом. Не пропустите!