Данный материал является переводом статьи из блога Виталика Бутерина под названием: «In Defense of Bitcoin Maximalism» от 1 апреля 2022 года. 

На протяжении последних лет мы слышали, что будущее за блокчейном, а не за биткоином. В будущем останется не одна или несколько криптовалют, а множество — и в победителях окажутся [криптопроекты] с сильным руководством, работающим под одной централизованной крышей, чтобы быстро адаптироваться к потребностям пользователей. Биткоин — это монета для поколения бумеров, и эфир скоро последует за ней. Будут появляться новые и более сильные активы, привлекающие новых пользователей. Им будут безразличны странная либертарианская идеология или «независимая верификация», их будет отталкивать токсичный и антиправительственный менталитет, и они просто захотят блокчейн — с быстрыми и эффективными DeFi и играми. 

Но что если эта трактовка ошибочна, а идеи, особенности и практики биткоин-максимализма на самом деле очень близки к истинным? Что если биткоин — это намного больше, чем устаревший камень-питомец, привязанный к сетевому эффекту? Что если биткоин-максималисты отлично понимают, что они находятся в очень враждебном и изменчивом мире, где есть множество вещей, за которые необходимо сражаться? И их действия, особенности характера и мнения о дизайне протокола отражают этот факт? Что если мы живем в мире честных криптовалют (которых крайне мало) и мошеннических криптовалют (которых крайне много), и здоровая доза нетолерантности на самом деле необходима для того, чтобы предотвратить переход первых во вторые? Этот пост приведет доказательства в пользу этого аргумента. 

Мы живем в опасном мире, где защита свободы — серьезное дело

Надеюсь, сейчас стало более очевидно, чем 6 недель назад, что это ошибка серьезно думать, что Владимир Путин — это неправильно понятый и добрый герой, который просто пытается защитить Россию и спасти Западную цивилизацию от гей-апокалипсиса. Поэтому повторюсь. Мы живем в опасном мире вместе со множеством недобросовестных игроков, которые не хотят слушать разум и не имеют чувства сострадания. 

Блокчейн по своей сути является технологией безопасности. Эта технология фундаментально направлена на то, чтобы помогать людям выжить в этом недружелюбном мире. Она словно Свет Эарендила, «который светит во мраке, когда весь прочий свет угаснет». И это не дешевый свет, или хипповский люминесцентный энергосберегающий свет, или же высокопроизводительный свет. Это свет, который приносит в жертву все эти вещи для того, чтобы соответствовать одной единственной цели: быть светом, который выполняет свою главную задачу, когда ты стоишь перед самым сложным испытанием в своей жизни и тебе в лицо смотрит 20-футовый паук

Свет Эарендила (Фиал Галадриэль) из трилогии «Властелин Колец». Источник

Каждый день блокчейны используются теми, кто не имеет доступа к банковским услугам или чей доступ к ним ограничен: активистами, работниками секс-индустрии, беженцами и многими другими группами людей, которые либо не заинтересованы в том, чтобы обслуживать алчные централизованные финансовые институты, либо у них есть враги, которые не хотят, чтобы они получали доступ к этим услугам. Для многих [блокчейн] — это спасательный круг, который помогает проводить платежи и хранить накопления. 

И чтобы достичь этой цели, публичные блокчейны жертвуют многим во имя безпасности: 

  • Блокчейны требуют, чтобы каждая транзакция была верефицирована тысячи раз до того, как будет принята сетью. 
  • В отличие от централизованных систем, которые могут подтверждать транзакции за пару сотен миллисекунд, пользователи блокчейнов должны ждать от 10 секунд до 10 минут, чтобы получить одно подтверждение. 
  • Блокчейны обязывают пользователей отвечать за процесс удостоверения собственной личности: если вы потеряли свои ключи — вы потеряли свои монеты. 
  • Блокчейны жертвуют конфиденциальностью, из-за чего появляются все более сумасшедшие и дорогостоящие технологии, которые помогают эту конфиденциальность восстановить. 

Для чего нужны эти жертвы? Чтобы создать систему, которая сможет выжить в недружелюбном мире и выполнить свою задачу, став «светом во мраке, когда весь прочий свет угаснет». 

Чтобы справиться с этой задачей, необходимо два ключевых ингредиента: 1) мощный и состоятельный комплекс технологий и 2) мощная и состоятельная культура. Ключевой составляющей мощного и состоятельного комплекса технологий является фокус на простоту и глубокую безупречность в математических исчислениях: размер блока в 1 MB, ограниченная эмиссия в 21 млн монет и просто алгоритм консенсуса Proof-of-Work, придуманный Накамото, который поймет даже школьник. Обосновать дизайн протокола должно быть просто и через 10 лет, и через 100: технология и выбор параметров должны быть произведением искусства. 

Второй ингредиент — это культура бескомпромиссного и непоколебимого минимализма. Это должна быть культура, которая сможет непреклонно защищать себя от корпораций и правительств, пытающихся поглотить всю экосистему извне, а также от недобросовестных игроков внутри криптомира, преследующих цель получить личную выгоду, примеров которым много

А теперь давайте посмотрим, как культуры Bitcoin и Ethereum выглядят. Спросим об этом Кевина Фама: 

Я не думаю, что комьюнити Bitcoin может отличаться от комьюнити Ethereum еще сильней.

 

Не верите этому? В таком случае давайте спросим Кевина Фама еще раз:

Я не думаю, что комьюнити Bitcoin может отличаться от комьюнити Ethereum еще сильней. Часть 2. 

Теперь вы могли бы сказать, что члены комьюнити Ethereum просто развлекаются, и что в конце дня они понимают, что им надо сделать и с чем им пришлось столкнуться. Но так ли это на самом деле? Давайте посмотрим, с каким людьми Виталик Бутерин, основатель Ethereum, встречается: 

Виталик и главы техкомпаний в Пекине, Китай.
Виталик и Владимир Путин в России.
Виталик и Нир Бакрат, мэр Иерусалима.
Виталик жмет руку бывшему президенту Аргентины Маурисио Макри.
Виталик здоровается с Эриком Шмидтом, бывшим главой Google и советчиком Департамента обороны США.

Первая из многих встреч с Одри Танг, министром по цифровизации Тайваня.

И это только малая часть. Первый вопрос, который должен задать любой, кто это видит: в чем же чертов смысл публично встречаться со всеми этими людьми? Некоторые из этих людей очень достойные предприниматели и политики, но другие непосредственно вовлечены в серьезные нарушения прав человека, которых Виталик, конечно же, не поддерживает. Разве Виталик не осознает, насколько некоторые из этих людей готовы перегрызть друг другу глотки на геополитической арене. 

Конечно, вполне возможно, что он просто идейный человек, который верит, что, разговаривая с людьми, можно добиться всеобщего мира. И что он является последователем суждения Фредерика Дугласа: «объединись с кем угодно, чтобы поступать правильно, и ни с кем, чтобы делать зло». Но существует и другое, более простое объяснение: «Виталик просто хиппи-счастливчик, который путешествует по миру в поисках удовольствия и самоутверждения, и ему очень нравится встречаться и чувствовать уважение со стороны важных людей». И это относится не только к Виталику; такие компании, как Consensys, более чем рады заключить партнерство с властями Саудовской Аравии и в целом заслужить признание. 

А теперь спросите себя: когда придет время, чтобы по-настоящему важные вещи случались в блокчейн-мире, вещи, которые заденут интересы влиятельных людей, какая из экосистем будет склонна к тому, чтобы не позволить себя цензурировать, несмотря ни на какое давление, оказанное на нее? Экосистема, в которой блуждающие по миру кочевники очень сильно заботятся о том, чтобы стать другом для каждого? Или экосистема, в которой пользователи фотографируются с AR15 и топорами ради хобби? 

Валюты — это не «просто первое приложение». Это самое удачное из всех существующих. 

Многие люди, которые убеждены, что «блокчейн важнее Биткоина», утверждают, что криптовалюта — это первое практическое применение блокчейна, но оно очень скучное, и поэтому настоящий потенциал блокчейн-сетей будет раскрыт с более масштабными и интересными вещами. Давай рассмотрим сферу применения сети Ethereum в рамках ее white paper

  • Эмиссия токенов 
  • Финансовые деривативы 
  • Стейблкоины 
  • Системы идентификации и репутации 
  • Децентрализованное хранение файлов
  • Децентрализованные автономные организации (DAO)
  • P2P-гемблинг 
  • Рынки прогнозов

Многие из этих категорий имеют приложения, которые были успешно запущены и имеют хотя бы немного пользователей. Тем не менее люди из криптомира по-настоящему ценят возможность расширять права и возможности людей, не имеющих доступа к банковским услугам из стран «Глобального Юга». Но какие из этих приложений по-настоящему имеют большое число пользователей из стран «Глобального Юга»? 

Как показывает практика, наибольший успех у них имеют приложения для хранения средств и проведения платежей. Так, 3% аргентинцев владеют криптовалютами, а также 6% нигирийцев и 12% граждан Украины. Более того, самый масштабный пример того, как правительства используют блокчейн, чтобы добиться чего-то полезного, принадлежит властям Украины, которые получили пожертвования в криптовалютах на сумму более $100 млн, если включить в эту сумму пожертвования в неправительственные программы помощи стране. 

Главная страница правительства Украины по сбору криптопожертвований. Источник.

Какое другое приложение может похвастаться таким высоким уровнем реальной адаптации? Возможно, ENS (Ethereum Name Service — служба именования адресов кошельков, хешей и других идентификаторов в экосистеме Ethereum. Прим. ред Media SIGEN.pro). DAO также близки к этому и постоянно развиваются, однако слишком многие из них пытаются привлечь состоятельных пользователей из богатых стран, которые хотят только развлекаться. Они используют мультяшных героев в своих профилях, чтобы закрыть свою потребность в самовыражении, а не строят школы и больницы и не решают никаких проблем реального мира. 

Таким образом, мы достаточно четко видим две стороны: команду «Блокчейн», которая состоит из привилегированных людей из богатых стран мира. Они занимаются показной добродетелью с целью «пойти дальше денег и капитализма» и радостно воспринимают «эксперимент с децентрализованным управлением» как свое хобби. И команду «Bitcoin» — крайне разноплановую группу как богатых, так и бедных людей из многих стран мира, включая «Глобальный Юг». Именно они используют инструмент капитализма — свободные суверенные деньги, чтобы предоставить людям что-то по-настоящему ценное. 

Если сосредоточиться только на том, чтобы быть деньгами, то можно сделать деньги лучше 

Распространенное заблуждение о том, почему сеть Bitcoin не поддерживает “богатое многообразия” смарт-контрактов, заключается в следующем. Блокчейн Bitcoin очень ценит простоту и низкую техническую сложность, чтобы максимально снизить шанс того, что что-то пойдет не так. В результате, он не хочет добавлять дополнительные сложные функции и операционные коды, которые необходимы для поддержания сложных смарт-контрактов в сети Ethereum. 

Это заблуждение, конечно же, в корне неверно. На самом деле есть множество способов добавить богатое многообразие в сеть Bitcoin. Просто поищите слово «covenants» (ковенант — обязательство совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения. Прим. ред. Media SIGEN.pro) в архивных чатах Bitcoin и увидите, сколько предложений обсуждают участники. И многие из этих предложений на удивление просты. Причина, по которой ковенанты не были добавлены в сеть, заключается не в том, что Bitcoin-разработчики видят ценность в богатом многообразии, но не терпят даже малейшего усложнения протокола. Скорее, она заключается в том, что Bitcoin-разработчики волнуются насчет рисков, связанных с системной сложностью, которую богатое многообразие интегрирует в экосистему!

Недавняя научная работа Bitcoin-исследователей описывает способы внедрения ковенантов для обеспечения определенного уровня  богатого многообразия в сети Bitcoin.

Борьба команды Ethereum с извлекаемой стоимостью майнера (MEV) — это отличный пример этой проблемы на практике. Очень просто построить на базе Ethereum приложения, где каждый следующий пользователь, взаимодействующий со смарт-контрактом, будет получать существенное вознаграждение. Это приведет к тому, что трансакторы и майнеры будут бороться за это вознаграждение, что в значительной степени способствует риску централизации сети и требует внедрения сложных обходных путей. В сети Bitcoin запускать столь рискованные для системы приложения крайне сложно, в частности потому, что в ней нет богатого многообразия. Биткоин нацелен на то, чтобы просто быть деньгами (без MEV).   

Системная цепная реакция может случиться и в нетехнических моментах. То, что биткоин является просто деньгами, означает, что сети Bitcoin нужно относительно немного разработчиков. А это, в свою очередь, снизит риск того, что разработчики начнут печатать для себя бесплатные деньги для реализации программных компонентов протокола. Это также снижает давление на ключевых разработчиков постоянно добавлять новые компоненты, чтобы «оставаться конкурентоспособными» и «служить нуждам разработчиков».

Во многих отношениях общесистемные эффекты реальны. Невозможно криптовалюте «поддерживать» экосистему, полную крайне сложных и рискованных децентрализованных приложений без того, чтобы эта самая сложность каким-то образом не отражалась на сети. Bitcoin выбирает безопасный путь. Если же Ethereum продолжит концентрироваться на решениях второго уровня, то ETH (криптовалюта) может дистанцироваться от экосистемы приложений, которую она поддерживает, и тем самым частично защитит себя. Однако у так называемых высокопроизводительных платформ 1-го уровня нет никакого шанса.   

Как правило, самые ранние проекты в индустрии являются наиболее «аутентичными»

Многие индустрии и сферы деятельности следуют похожему принципу развития. Сначала какая-то новая и захватывающая технология либо изобретается с нуля, либо получает мощный толчок в развитии, который делает из нее что-то стоящее. Сперва эта технология получается громоздкой, она слишком рискованная для того, чтобы кто-либо рассматривал ее как инвестицию, и не имеет никакого социального доказательства того, что люди ее будут использовать. В результате первыми в ее развитие, скорее всего, вовлекутся идеалисты, техгики, а также те, кто по-настоящему верит в то, что эта технология имеет шанс изменить общество к лучшему. 

Однако как только технология докажет свою состоятельность, «норми» начинают к ней подключаться. В интернет-культуре данное событие называется Вечный сентябрь. И это не самые обычные норми, которые просто хотят быть частью чего-то увлекательного. Это бизнес-норми в дорогих костюмах, которые начинают прочесывать всю экосистему голодными глазами в поисках способа сделать деньги. Им сопутствуют армии венчурных капиталистов, которые не меньше заинтересованы в том, чтобы заработать. В самых крайних случаях за дело также берутся аферисты, которые создают блокчейны без какой-либо социальной или технологической ценности. Но в реальности граница между «альтруистическим идеалистом» и «аферистом» на самом деле представляет собой не линию, а целый спектр. И чем дальше экосистема развивается, тем сложнее любому новому проекту из числа альтруистических запуститься.   

И пока блокчейн-индустрия медленно заменяет философские и идеалистические ценности на краткосрочные ценности погони за прибылью, размеры премайна становятся все больше и больше: распределение монет, которые разработчики криптовалют оставляют себе, увеличивается. 

Внутреннее распределения монет проектов. Источник.

Какие блокчейн-комьюнити глубоко ценят суверенитет, конфиденциальность и децентрализацию и идут ради них на большие жертвы? И какие блокчейн-комьюнити просто пытаются накачать рыночную капитализацию и принести профит основателям и инвесторам? График сверху дает четкий ответ на эти вопросы.  

Нетерпимость — это хорошо 

Приведенные выше аргументы доказывают статус биткоина как первой криптовалюты, которая предоставляет уникальные преимущества. Любой криптовалюте, запущенной в последние 5 лет, крайне сложно предложить их. Но теперь давайте перейдем к самому большому недостатку культуры биткоин-максимализма: почему она так токсична?  

Причина токсичности биткоина является следствием второго закона Конквеста. В первоначальной формулировке Роберта Конквеста закон утверждает, что «любая организация, не являющаяся откровенно правой, рано или поздно становится левой». Но на самом деле это пример гораздо более общего паттерна. И в современном мире безжалостно гомогенизирующих и конформистских социальных медиа он релевантен как никогда:   

Если ты хочешь сохранить идентичность, отличную от мейнстрима, тогда ты должен иметь достаточно сильную культуру, которая будет активно противостоять и бороться против ассимиляции с мейнстримом каждый раз, когда он попытается  отстоять свою гегемонию. 

Блокчейны, как я уже писал выше, фунаментально и недвусмысленно являются движением против культуры, которая стремится создать и сохранить нечто отличное от мейнстрима. Во времена, когда мир делится на огромные союзы стран, которые активно подавляют социальные и экономические связи между друг другом, блокчейны остаются одними из немногих вещей, которые могут быть глобально доступными. Во времена, когда все больше людей стремится к цензуре, чтобы победить своих кратковременных врагов, блокчейны безустанно продолжают сопротивляться цензуре.    

Это единственный правильный ответ для «благоразумных взрослых», которые говорят тебе о том, что, чтобы «стать мейнстримом», тебе надо пойти на компромисс со своими «экстремальными» ценностями. Потому что как только ты начнешь идти на компромисс, ты не сможешь больше остановиться. 

Блокчейн-коммюнити также должны бороться с недобросовестными игроками изнутри. Они включают в себя:   

  • Скамеров, которые создают и продают проекты без какой-либо ценности (или даже хуже — наносят вред), но цепляются за «крипто» и «децентрализацию» (а также абстрактные идеи гуманности и дружбы) ради собственной легитимности. 
  • Коллабораторов, которые громко играют на публику, призывая работать с правительствами и активно пытаются убедить властей использовать силу против конкурентов.   
  • Корпорации, которые пытаются использовать собственные ресурсы для того, чтобы возглавить разарботку блокчейнов, и часто настаивают на изменениях протоколов, которые усиливают централизацию.   

Конечно, можно попытаться вежливо и с улыбкой объяснить миру, почему вы «не согласны с приоритетами» этих игроков. Но это нереалистично: недобросовестные игроки будут пытаться изо всех сил стать частью вашего комьюнити, после чего станет психологически сложно их критиковать с надлежащим уровнем презрения, которое они заслуживают. Те, кого вы критикуете, являются друзьями ваших друзей. И поэтому любая культура, которая ценит покладистость, не выстоит напора и позволит скамерам спокойно опустошать кошельки ни в чем не повинных новичков.            

Какая культура выдержит напор? Культура, которая готова послать как скамеров внутри, так и влиятельных оппонентов снаружи, по пути военного корабля из России

Странные крестовые походы против растительных масел — это хорошо 

Один из мощных инструментов, который поможет любому сообществу сохранить внутреннюю сплоченность вокруг своих отличительных ценностей и тем самым не угодить в болото под названием мейнстрим, заключается в странных убеждениях и крестовых походах в том же духе, которые соответствуют ключевой миссии. В идеале эти крестовые походы должны быть хотя бы частично правильными, выступая против слепых зон и противоречий мейнстрим-ценностей.  

У Bitcoin-сообщества это получается хорошо. Их последний крестовый поход — это война против растительных масел, которые добываются из зерен, полных Омега-6-ненасыщенных жирных кислот, вредных для здоровья.  

К крестовому походу Bitcoin-сообщества относятся со скепсисом в СМИ, однако они же отдают гораздо большую дань уважения, когда «уважаемые» тех-фирмы говорят об этой проблеме. Этот крестовый поход напоминает  биткоинерам о том, что мейнстрим-СМИ во многом лицемерны. И поэтому попытки СМИ обвинить криптовалюты в отмывании денег и финансировании терроризма также должны быть рассмотрены с презрением. 

Будь максималистом

Зачастую в СМИ максимализм выставляется как некий токсичный правый культ, который исчезнет как только на рынке появится криптовалюта, готовая заменить сетевой эффект Bitcoin. Но в реальности ни один из аргументов в пользу максимализма, что я привел выше, не зависит от сетевого эффекта. Сетевые эффекты устроены логарифмически, они не квадратичны: то есть они запускаются, как только криптовалюта имеет достаточную ликвидность, чтобы успешно функционировать, и мультивалютная платежная система добавляет ее в свою коллекцию. Но утверждение, что Bitcoin — это устаревший камень-питомец и его ценность только в сетевом эффекте, которому нужен один толчок, чтобы обвалиться, настолько же неверно. 

Криптовалюты имеют настоящие культурные и структурные преимущества, которые делают их мощными активами, достойными использования и хранения в долгосрочной перспективе. Биткоин — отличный пример этой категории активов, однако он точно не единственный, другие достойные криптовалюты существуют, и максималисты должны быть готовы поддерживать и их. Максимализм — это не только биткоин-ради-биткоина. Скорее, это истинное осознание того, что многие другие криптовалюты — скам, что культурную нетерпимость невозможно избежать, что необходимо защищать новичков и удостовериться, что хотя бы в одном уголке этого мира все еще хочется жить.          

Лучше ввести в заблуждение 10 новичков и не дать им инвестировать в актив, который окажется достойным, чем допустить, чтобы хотя бы один новичок обанкротился из-за мошенника.   

Лучше сделать свой протокол слишком простым и не поддержать 10 приложений азартных игр с низкой ценностью, чем сделать его слишком сложным и потерпеть неудачу в ключевом использовании в качестве основы для надежных денег — это главный принцип, который лежит в основе всего.  

И лучше обидеть миллионы тем, что агрессивно защищаешь то, во что веришь, чем пытаться осчастливить всех и каждого и не отстаивать никаких собственных принципов.

Будь храбр. Борись за свои ценности. Будь максималистом.