5 апреля Джейми Даймон, глава американского финансового холдинга JPMorgan Chase & Co, одного из крупнейших финансовых конгломератов и инвестбанков мира, опубликовал письмо к акционерам, где рассказал о перспективах интеграции блокчейна и DeFi-сектора в мир финансов. При этом Даймон широко известен своей неприязнью к биткоину и криптовалютам в целом, однако он видит растущий запрос на доступ к цифровым активам среди своих клиентов. Поэтому у его банка есть собственное блокчейн-подразделение и долларовый стейблкоин JPM Coin, компания позволяет своим клиентам инвестировать в криптовалюты и сотрудничает с криптобиржами. От JPMorgan не сильно отстают и другие гиганты Уолл-Стрит, которые признают значимость криптовалют. Разобрались, как развивались отношения JPMorgan с криптовалютами, над какими крипто- и блокчейн-проектами работает крупнейший инвестбанк и как относятся к криптосектору другие финансовые гиганты Уолл-Стрит. 

Джейми Даймон — ярый противник биткоина 

JPMorgan — один из пионеров разработки и внедрения корпоративных блокчейн-сетей, а также первый крупный банк, обративший внимание на эту технологию. Однако глава крупнейшего финансового конгломерата Джейми Даймон последние 7 лет активно критикует первую криптовалюту и цифровые активы. 

Рассмотрим основные претензии Даймона к криптосектору в хронологическом порядке. 

2015. В ноябре 2015 года Джейми Даймон впервые публично негативно отозвался о биткоине. В то время монета стоила около $300. 

Топ-менеджер заявил, что ни одна страна в мире не будет использовать ВТС в качестве платежного средства, так как никто не захочет использовать актив, который нельзя контролировать. Отметим, что тут он как будто забыл, что такие страны, как Сальвадор, используют в качестве национальной валюты доллар США, который они, конечно же, не могут контролировать. И с прогнозами Даймон ошибся — в сентябре 2021-го ВТС стал официальным платежным средством в Сальвадоре наравне с долларом США. Глава JPMorgan считал, что в случае роста популярности первой криптовалюты власти просто повсеместно запретят его. 

2016. В начале 2016 года, когда ВТС, оттолкнувшись от локального минимума, начал стремительно расти, Даймон уверенно заявлял, что история биткоина скоро закончится. 

Джейми Даймон — миллиардер, один из самых ярких финансистов США, руководит JPMorgan с 2005 года. Источник

2017. В 2017-м биткоин и весь крипторынок переживал крутое ралли, в результате которого о BTC узнал массовый пользователь. В сентябре Джейми Даймон назвал первую криптовалюту мошенничеством, а также заявил, что если узнает, что кто-то из сотрудников его компании торгует биткоином, то тут же уволит его, так как торговля криптовалютами противоречит правилам компании и говорит о глупости. Глава инвестбанка считал, что хайп вокруг биткоина — «хуже, чем тюльпаномания. Добром это не кончится». 

При этом в декабре в годовом отчете аналитики JPMorgan заявили, что у биткоина есть потенциал стать новым классом активов — он может заменить золото в качестве защитного актива и средства долгосрочного сохранения сбережений. Отметим, что в такой разнице мнений нет ничего удивительного. В JPMorgan огромное количество относительно независимых подразделений, у которых нет единого подхода к тем или иным вопросам. 

2018. В январе, после того как в декабре 2017-го котировки биткоина выросли до рекордных $20 000, Даймон заявил, что сожалеет о своих слишком резких словах о первой криптовалюте. Однако уже в августе топ-менеджер вновь назвал крипторынок мошенничеством и заявил, что тот ему не интересен. Традиционные активы поддерживаются «законом, полицией и судами», а криптовалюта — ничем, говорил Даймон. 

Свою критику он повторил и в октябре, однако тогда он рассказал, что JPMorgan активно тестирует блокчейн и рассматривает варианты использования передовой технологии в работе компании. 

2021. В мае прошлого года, после нескольких лет затишья, Джейми Даймон в очередной раз заявил, что по-прежнему негативно относится к биткоину, даже несмотря на растущий интерес его клиентов к криптовалюте. Он подчеркнул, что уважает мнение клиентов, которые верят в потенциал ВТС, и не собирается навязывать им свою личную позицию о криптовалютах, ведь как банк JPMorgan должен выполнять запросы пользователей — если «клиенты заинтересованы [в криптовалютах], я не говорю им, что делать».

В октябре и ноябре Даймон вновь заявил, что биткоин бесполезен и ничего не стоит (ранее мы подробно объяснили, почему это не так, и рассказали, чем на самом деле обеспечен биткоин). Топ-менеджер считает, что у ВТС нет внутренней ценности и власти «зарегулируют его к чертовой матери». Однако он согласен с тем, что биткоин продолжит существовать в долгосрочной перспективе, но в то же время уверен, что все больше стран последуют примеру Китая и запретят его. При этом он снова подчеркнул, что проводит линию между своей личной позицией и запросами клиентов, поэтому если те хотят покупать биткоин, то компания предоставит им такую возможность. 

Даймон считает, что биткоин должен строго регулироваться правительством. По его мнению, несправедливо, что власти полностью контролируют действия банков, но почти не регулируют криптовалюты, которые многие считают деньгами. «То, что используется для уклонения от уплаты налогов, секс-торговли и вымогательства, будет регулироваться, нравится вам это или нет», — заявил Даймон. 

И вновь мнение аналитиков JPMorgan не совпало с позицией главы компании. В октябре 2021-го эксперты банка в исследовательской записке клиентам заявили, что привлекательность биткоина в качестве средства хеджирования инфляции растет и многие институциональные клиенты предпочитают ВТС золоту. 

А в ноябре они же спрогнозировали, что цена биткоина достигнет отметки в $146 000 в долгосрочной перспективе. Тогда же они отметили, что эфир может быть лучшей инвестицией, чем биткоин.

2022. В феврале этого года Даймон заявил, что вообще не считает криптовалюты настоящими валютами. По его мнению, все криптоактивы — это, скорее, токены, так как за валютами «должны стоять нормы права, центральные банки и налоговые органы». В том же месяце аналитики JPMorgan увеличили долгосрочный прогноз цены ВТС до $150 000, хотя из-за высокой волатильности считают, что в краткосрочной перспективе цена в $38 000 будет более справедливой. Тогда же операционный директор JPMorgan Даниэль Пинто рассказал, что в случае действительно широкого распространения ВТС и криптовалют банк будет вынужден добавить их поддержку. 

В апреле Джейми Даймон в ежегодном письме к акционерам признал, что блокчейн — перспективная технология для многих отраслей, в том числе для финансовых рынков. Компания много инвестировала в инновации, чтобы конкурировать не только с другими банками, но и с финтех-стартапами — и блокчейн стал важной частью модернизации бизнеса. 

Отдельно Даймон отметил и потенциал DeFi-сектора крипоторынка. Топ-менеджер признал, что конкуренция со стороны финтеха усиливается и способствует снижению роли банков в мировой финансовой системе. Даймон не упомянул в своем письме о биткоине — видимо, отношение к нему у главы JPMorgan не изменилось. 

Как JPMorgan строит блокчейн-экосистему для финансового сектора 

JPMorgan принял криптовалюты не сразу. Сначала компания ими не интересовалась, а ее глава высказывался о цифровых активах резко негативно. Но за последние несколько лет американский банк стал одним из лидеров в области разработки корпоративных блокчейн-решений.

Рассмотрим взаимоотношения JPMorgan с блокчейном и криптовалютами. 

Juno. Первым блокчейн-проектом компании стала сеть Juno. Работа над ним началась еще в 2015 году, однако до запуска сети дело так и не дошло. Тем не менее это в очередной раз говорит о том, что в JPMorgan тщательно следят за инновациями. 

Quorum. В ноябре 2016 года JPMorgan запустил собственное блокчейн-подразделение Quorum и одноименную приватную блокчейн-платформу с открытым исходным кодом, основанную на протоколе Ethereum. К слову, в начале 2017-го JPMorgan стал одним из основателей некоммерческого альянса Enterprise Ethereum Alliance (EEA).

Блокчейн эфира был выбран, прежде всего, из-за возможности запускать смарт-контракты и токены. При этом Quorum работает на собственном алгоритме консенсуса — Raf, в котором транзакции подтверждают участники сделки. Это позволяет добиться скорости в несколько сотен операций в секунду. Конфиденциальность достигается за счет технологией zk-SNARK

Quorum создавался специально для финансового сектора. Задача блокчейн-проекта — повысить эффективность банковских операций за счет снижения их стоимости и роста скорости трансграничных переводов. В апреле 2018 года JPMorgan протестировал Quorum с несколькими банками-участниками проекта. В том же году инвестиционный гигант заявил о том, что Quorum станет самостоятельной компанией, так как проект привлекал все больше партнеров, многие из которых конкурируют с JPMorgan.

В мае 2019 года Quorum стал доступен через блокчейн-сервис Microsoft Azure — клиенты обеих компаний получили возможность запускать собтсвенные блокчейны в облаке. 

В августе 2020-го Quorum был продан американскому Ethereum-стартапу ConsenSys, разрабатывающему децентрализованные корпоративные Ethereum-приложения. Quorum продолжает работать как самостоятельный проект, но благодаря новому партнерству получил возможность интегрироваться с продуктами, разработанными ConsenSys. 

Liink. Осенью 2017 года на основе Quorum JPMrogan запустил межбанковскую информационную сеть — Interbank Information Network (IIN). Это аналог SWIFT. В ноябре 2020-го она была переименована в Liink. 

Liink позволяет банкам проводить мгновенные международные переводы и обмениваться финансовой информацией. Первые транзакции в сети прошли в сентябре 2019 года. В 2022-м Liink пользуются более 400 банков в почти 80 странах мира, в том числе такие крупные, как Deutsche Bank, и даже несколько центробанков. 

В 2021 году на основе Liink JPMorgan запустил полностью цифровую систему, имитирующую традиционный рынок ежедневных РЕПО-сделок (то есть тех, что предполагают обязательную обратную сделку через определенный срок по заранее оговоренной цене). С помощью РЕПО-сделок банки обменивают краткосрочные казначейские облигации на доллары. Раньше такие транзакции занимали больше суток, но Liink от JPMorgan выполняет их всего за 15 минут, обменивая токенизированные версии ценных бумаг на JPM Coin (более подробная информация о нем ниже). Пока у системы всего три пользователя, два их которых — собственные компании JPMorgan, а другая — Goldman Sachs. 

JPM Coin. В феврале 2019 года JPMorgan первым из американских банков выпустил тестовую версию долларового стейблкоина JPM Coin (JPM) на базе блокчейна Quorum. JPM Coin предназначен для мгновенных международных платежей и операций с ценными бумагами. 

JPM Coin работает на базе приватного блокчейна: монета не продается на открытом рынке и предназначена только для клиентов компании. Для каждого конкретного перевода создается нужное количество монет, а затем они выкупаются на эквивалентную сумму и сжигаются. Главная задача JPM — ускорить трансграничные переводы. В перспективе компания надеется, что решения, аналогичные JPM, помогут ей отказаться от уже устаревшей инфраструктуры SWIFT. Джейми Даймон не исключает, что когда-нибудь JPM смогут использовать и обычные пользователи банка. 

В октябре 2020-го JPMorgan объявил о том, что JPM Coin впервые стал использоваться в коммерческих целях крупным неназванным технологическим клиентом для отправки платежей по всему миру. 

Onyx. В октябре 2020-го банк создал новое блокчейн-подразделение — Onyx. Компания надеется, что очень скоро блокчейн-решения JPMorgan найдут применение в бизнесе, например, помогут упразднению чеков или станут основой платежной инфраструктуры для CBDC. В декабре 2021 года ​​Onyx начала разработку платежной блокчейн-системы для немецкой компании Siemens. Эта система будет использоваться для автоматизации транзакций между счетами Siemens.

Обслуживание криптобирж. В апреле 2020-го банк JPMorgan начал обслуживать счета крупнейших американских регулируемых криптобирж Coinbase и Gemini. Традиционно банки недолюбливали криптоплощадки, поэтому решение JPMorgan стало прорывным. Компания не участвует в криптотранзакциях, а лишь обслуживает долларовые операции американских клиентов обеих бирж. При этом, как позже выяснили СМИ, Даймон обсуждал поддержку Coinbase с ее гендиректором Брайаном Армстронгом еще с 2018 года.

Запуск и поддержка криптофондов. В апреле 2021-го JPMorgan зарегистрировал в Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) собственный биткоин-фонд. А в июле банк начал предоставлять своим премиальным клиентам доступ уже к нескольким криптофондам: собственному биткоин-фонду, созданному в партнерстве с криптовалютной компанией NYDIG, четырем фондам Grayscale Investments и одному фонду Osprey Funds. 

Исследование DeFi. В июне 2021-го глава Onyx Умар Фарук заявил, что инвестбанк очень внимательно следит за DeFi-сектором и задумывается о «программируемости» JPM Coin, то есть добавлении в сеть монеты системы смарт-контрактов. Фарук уверен, что у DeFi большое будущее.

Интерес к метавселенным. В феврале 2022 года JPMorgan первым из банков открыл лаунж-зону Onyx в метавселенной Decentraland. Аналитики компании оценивают потенциал метавселенных в $1 трлн в год. 

Гиганты Уолл-Стрит повторяют путь JPMorgan

Ранее мы уже писали, что американские банки готовы предоставлять криптоуслуги своим клиентам. Таким образом банки надеются заменить криптобиржи, на которые значительное число их клиентов выводят свои средства. 

Bank of America еще в 2018 году позволил клиентам покупать криптовалюты с помощью своих кредитных карт. Правда, в том же году он запретил финансовым консультантам в своем подразделении Merrill Lynch Wealth Management вкладывать деньги клиентов в криптовалюты. 

Но сейчас компания настроена в отношении цифровых активов более оптимистично. В 2021 году разработчики Bank of America подали более 160 патентных заявок, связанных с блокчейн-технологией. Пока в Bank of America нет четких планов по использованию технологии, но зато очевидно желание не отстать от конкурентов и удержать клиентов. 

В июле прошлого года банк также запустил фьючерсы на биткоин на Чикагской товарной бирже (CME). В октябре компания открыла отдел исследований цифровых активов, который почти сразу же выпустил подробный отчет о криптовалютах. В нем сказано, что в июне 2021 года цифровыми активами пользовались более 221 млн человек (еще в мае 2020-го их было 66 млн). Наибольшую ценность, по мнению аналитиков банка, приобретают платформы для запуска dApps: Ethereum, Cardano, BNB Chain. В отчете также говорится, что запуск CBDC лишь вопрос времени, а у блокчейна, DeFi и NFT есть потенциал изменить сферы финансов, видеоигр и соцсетей среди прочего. 

Goldman Sachs предлагал клиентам публично торгуемые деривативы, привязанные к биткоину, еще в 2018 году, однако вскоре перестал предоставлять данную услугу. В 2020-м аналитики Goldman Sachs не рекомендовали своим клиентам покупку цифровых активов. Но уже в марте 2021-го банк вновь предоставил доступ к торговле криптовалютами. Тогда же Goldman Sachs совместно с Galaxy Digital запустил фьючерсный продукт на базе биткоина, опционы на ВТС и ЕТН и планирует поддержку других криптодеривативных продуктов. 

Также банк предлагает клиентам доступ к криптофондам, а для корпоративных и крупных клиентов — внебиржевые сделки (последнее — важный шаг к большему принятию ВТС среди институциональных инвесторов, таких как, например, хедж- и пенсионные фонды). Аналитики Goldman Sachs также верят в потенциал метавселенных, оценив перспективу роста рынка цифровой недвижимости до $8 трлн. В марте этого года стало известно, что банк планирует предоставить своим клиентам возможность прямых инвестиций в криптовалюты. 

Morgan Stanley в 2021 году предоставил премиум-клиентам доступ к трем биткоин-фондам. Более того, компания инвестировала более $300 млн в акции криптофонда Grayscale Investments, тем самым вложившись и в криптовалюты. Аналитики банка верят в потенциал блокчейн-сектора и предсказывают рост NFT-рынка до $56 млрд к 2030 году. 

Wells Fargo с августа 2021 года предлагает криптоинвестиции для состоятельных клиентов. Банк также подал заявку в SEC на запуск биткоин-фонда. В феврале аналитики компании заявили, что криптовалюты вплотную подошли к фазе гиперпринятия, аналогичной стремительному развитию интернета в конце прошлого века. В банке также отметили, что пока криптовалюты находятся на ранних стадиях своей инвестиционной эволюции.

Другие крупные американские банки, например, Bank of New York Mellon и Northern Trust, также работают над запуском кастодиальных криптоуслуг для своих клиентов. Вероятно, в этом году мы столкнемся со значительным увеличением интереса крупных банков к криптосектору и их институционального участия на крипторынке.

В заключение 

История взаимоотношений Джейми Даймона и возглавляемой им компании JPMorgan важна для понимания того, как финансовый мир принимает криптовалюты и блокчейн. 

Она показывает, что даже гиганты Уолл-Стрит признают преимущества криптовалют, боятся потерять клиентов и прибыль и вынуждены инвестировать в блокчейн-разработки, чтобы не отстать от конкурентов и криптоплатформ. Если клиенты требуют, банкам ничего не остается, как подчиниться и удовлетворить их запрос.