Дисклеймер: Данный материал является переводом статьи Артура Хейса под названием: «The Doom Loop» от 27 апреля 2022 года. Представленные в материале идеи являются личным мнением автора, но не относятся к инвестиционным советам или рекомендациям. 

Пандемия COVID и, что важнее, глобальный ответ на нее, поспособствовали ускоренному развитию социальных трендов на десятки лет вперед. Практически в каждом уголке мира люди в течение двух лет были вынуждены оставаться дома, что привело к росту инфляции, которая останется с нами надолго. 

Инфляция укрепилась из-за того, что огромное число сотрудников отныне работает из дома, потребляя совершенно другие товары. Глобальная цепочка поставок была не готова к тому, что самая богатая и численная часть потребителей перестанет тратить время на дорогу до работы и вместо этого засядет в домашних офисах в своих пижамах. Если вы один из этих клавишных воинов, то ваша потребительская корзина в офисе сильно отличается от той, что предназначена для дома. Поэтому инфляция, по крайней мере с точки зрения товаров, вряд ли от нас отцепится. 

Что касается сектора энергетики, то богатые граждане Запада решили меньше инвестировать в ископаемое топливо, которое приносит высокую доходность относительно вложенной в него энергии, и направить больше своих средств в возобновляемые источники энергии, которые, наоборот, приносят намного меньше доходности относительно вложенной в них энергии. И пока богатые граждане Запада ведут свою борьбу с выбросами углекислого газа, успех их ветряных и солнечных источников энергетики (а вместе с тем и растущее снятие с эксплуатации автомобилей с двигателями внутреннего сгорания) напрямую зависит от развивающихся стран, которые загрязняют свою окружающую среду, чтобы производить никель, медь, кобальт и другие важные промышленные товары. 

К сожалению, добыча огромного количества промышленных металлов вынуждает шахтеров использовать все то же ископаемое топливо. Спрос на углеводороды продолжает расти, даже несмотря на сокращение капитальных вложений. Эта нелогичная политика в отношении энергетики уже способствует и будет продолжать способствовать росту цен на топливо. Неважно, что это — товары или энергия, но цены продолжают расти в этом постпандемичном мире. На фоне этого, помимо прямой военной конфронтации, у Запада не было подходящего ответа на вторжение России в Украину. С одной стороны, Россия производит необходимые для этой страны вещи в огромном количестве — ископаемое топливо, различные промышленные металлы и продукты питания. С другой стороны, Запад, который верит, что это в его интересах противостоять военным действиям у своих границ, должен был ответить. Если не считать отправки бедных молодых мужчин на поле боя, то ответом стал пакет финансовых санкций. Более детально я рассуждал на эту тему в статье «Energy Cancelled» (Отмененная энергия). 

Интересно, что финансовый ответ Запада не включает в себя модель, построенную на макроэкономических последствиях, которые могут возникнуть в случае реализации самых худших сценариев развития. Похоже на то, что он [Запад — прим. ред. Media SIGEN.pro] подошел к вопросу с позиции финансового фидуциария. То есть они изучили прошлый опыт, чтобы сделать прогноз о будущих результатах, а полученный ответ скорректировали с учетом 95% наиболее вероятных результатов, исключив 5% наименее вероятных. 

Но проблема такого подхода в том, что во времена кризисов, таких как война или эпидемия, происходят наименее вероятные и ожидаемые события. То, что никогда не происходило до этого, вдруг становится нынешней реальностью. И система, которая отказывается рассматривать функцию, или f(x), то есть свои действия в максимумах и минимумах, — это система, которая ломается. Энтропия и сопутствующая ей волатильность — вот что является естественными состояниями Вселенной, а вовсе не порядок и спокойствие.

Очень легко распознать политику, которая использует интервалы высокой вероятности вместо результатов в крайних точках. Возможности таких политик очень приятны — в таких политиках нет ничего невозможного и для достижения целей никаких жертв не потребуется. Решения, принятые в рамках таких политик, во многом напоминают шорт-колл опционы: получить небольшую прибыль сейчас, чтобы понести большие убытки потом. 

Однако политика, которая учитывает крайние точки и включает в себя экстремальные и маловероятные сценарии, то есть лонг-колл опционы, может лучше подготовить экономику к долгосрочному успеху. Она потребует от граждан жертв сегодня, но предложит большую награду завтра. 

Но прискорбный факт заключается в том, что большая часть граждан в наиболее крупных экономиках собрали в своих портфелях шорт-колл опционы на базе волатильности Вселенной. Печатные станки центробанков в грубой форме пытаются сгладить нестабильность, которая присуща нашему существованию. Инфляция, вызванная COVID, в миксе с масштабным глобальным конфликтом создали опасный коктейль, который может привести к голоданию сотен миллионов человек. Индивидуальные и институциональные распределители капитала сейчас задаются вопросом, как страны, не входящие в ось власти Запада, ответят на последствия, вызванные финансовыми санкциями, наложенными на Россию. Данное эссе рассматривает финансовую ответственность одной большой страны (Китая) и одной маленькой страны (Сальвадора) в попытке изучить функцию f(x), чтобы узнать возможный конечный результат. 

Проповедуй, Брат

Почему последователи господина Сатоши с такой страстью проповедуют свое учение? Потому что мы знаем, что для того, чтобы создать самоподдерживающуюся экономическую систему, использующую биткоин как единственный способ оплаты, мы должны заразить как можно больше умов нашим математическим нарративом. 

Это особенно важно с точки зрения роста цен и успеха биткоина на этом поприще. Ошеломительный взлет биткоина с нуля до актива стоимостью в $1 трлн за одно десятилетия создал новую культура ходлеров (долгосрочных инвесторов — прим. ред. Media SIGEN.pro). При любой цене ходлеры не продадут свои биткоины. И эти ребята, в число которых вхожу и я, тратят фиат и копят биткоины. Фиатные валюты с каждым годом обесцениваются все сильнее, в то время как биткоин, наоборот, является самым доходным активом, который когда-либо существовал. Однако биткоин, в отличие от золота, должен быть использован для того, чтобы иметь ценность. Майнеры тратят энергию на поддержание сети Bitcoin. Чтобы покрыть свои расходы, майнеры должны получить оплату в токене, который имеет реальную ценность. И поэтому биткоин должен переходить от одного держателя к другому, что противоречит культуре ходлеров. Культура в своей крайней высшей точке приравнивает f(x) к полному уничтожению сети Bitcoin. После того как все биткоины будут добыты и майнеры не будут получать вознаграждения за блок в новых биткоинах, они будут рассчитывать на комиссии от подтверждения транзакций, чтобы покрыть свои убытки. Если же биткоины не будут отправляться другим пользователям сети, потому что мы будем жадно держаться за свои монеты, не будет никакой хеш-мощности, необходимой для поддержания сети. Нет сети — нет ценности. 

Таким образом, как верный подданный господина Сатоши, я обязан выполнять свою роль евангелиста, рассказывая о биткоине в надежде, что мои слушатели смогут повлиять на своих местных политиков и создать надлежащую среду, которая поддержит развитие биткоин-экономики. 

К сожалению (или к счастью, если вы не один из последователей Сатоши), решение Запада финансово отменить крупнейшего глобального производителя энергии и сырья является самой важной рекламой того, что нам нужен биткоин как самостоятельная валюта в портфеле резервных активов государства. Цель этой статьи — изучить с теоретической точки зрения проблемы, с которыми сталкиваются страны, и их возможные решения. Надеюсь, я смогу достойно объяснить, почему биткоин заслуживает место в портфеле государства. 

Как только мы распространим эту инфекцию на портфели самостоятельных стран, мы можем рассчитывать на то, что они будут принимать решения ради собственный финансовой выгоды. Поэтому криптовалюты настолько сильны. Когда вы внедряете цифровой токен в бизнес-модель, потребитель становится владельцем. И как владельцы они захотят, чтобы их токен рос в цене, и поэтому они будут кричать во все горло о своем владении, чтобы у их проекта было больше пользователей. Больше пользователей, больше владельцев, выше цена токенов — и так по кругу. 

Страна, которая решит включить биткоин в список своих резервных активов, будет основываться на политиках, поощряющих использование биткоина. Ведь если мы хорошо выполним свою работу в роли проповедников и учителей, каждый, кто держит биткоин, поймет свою задачу — как в малых, так и в масштабных смыслах — продвигать его реальное использование. 

Порочный круг 

Те активы, которые покупают на свои сбережения страны с избытком капитала на своих счетах, очень важны для экономического выживания Запада (США и стран ЕС). Все потому, что каждый из этих экономических блоков нуждается в накоплениях иностранцев, которыми они оплачивают уменьшение сбережений на федеральном уровне. Если страна столкнулась с финансовым дефицитом, то она может поступить одним из следующих образов: 

  1. Продать свои долговые обязательства местным производителям. Таким образом страдает бизнес, поскольку финансируется государство, а не частный бизнес. 
  2. Центральный банк печатает деньги и покупает долговые обязательства у правительства. Но это ведет к инфляции, поскольку денег становится больше при том же объеме товаров. 
  3. Продать долговые обязательства иностранцам. Таким образом ключевые ставки внутри страны остаются на прежнем уровне без роста предложения денег, нивелируя риски инфляции. 

До сих пор Запад использовал 3-ю опцию и немного 2-ю без особой инфляции. Счастливое было время!

Небольшая оговорка насчет ЕС

Начиная с 2021 года у экономического блока ЕС было положительное сальдо по текущим расчетам. Германия — крупнейший нет-экспортер в ЕС. Глобально страна занимает 2-е место после Китая по размеру положительного сальдо по текущим расчетам. В 2021 году профицит ЕС составлял €40.663 млрд (источник). Что касается Германии, то в прошлом году ее профицит составлял €172.7 млрд. Чтобы ЕС в качестве экономического блока столкнулся с дефицитом Германии, необходимо сократить экспорт на 23% или же повысить импорт на 23%. Это критически важно в рамках энергетической политики ЕС и России.

Германия зависит от газа России на 50–60%. Дешевая и доступная энергия необходима Германии, чтобы поддерживать статус промышленного центра Европы, создающего товары по доступной цене. Поэтому Германия на данный момент напрочь отказывается от полного эмбарго российской энергетики. Это полностью подорвет производственную базу Германии. И даже если предположить, что Германия заменит энергию из России, то с большей долей вероятности ее выбор падет на США, но это решение будет на 30-40% дороже. Такой резкий скачок цен полностью подорвет конкурентоспособность страны на глобальном рынке по сравнению с Китаем и Японией. 

С ростом издержек Германия будет вынуждена повысить стоимость товаров, которые в других странах будут дешевле. И куда денется вся та нераспроданная энергия из России? Китай с радостью купит природный газ и нефть по дисконтным ценам. Часть сэкономленных средств пойдет на оплату морских перевозок нефти и газа из российских портов в китайские. Но в любом случае Китай сэкономит деньги на импорте энергии. Так что экспортируемые товары из Китая станут еще более конкурентоспособными по сравнению с товарами из Германии. 

То есть если Германия будет следовать политике ЕС, поддерживая эмбарго на энергию из России, у Германии не будет такого положительного сальдо по текущим расчетам, каким она довольствуется сейчас. Страна будет продавать меньше товаров либо из-за нехватки энергии, поскольку она не сможет производить необходимое количество товаров, либо потому, что конечная цена этих товаров не сможет конкурировать с аналогами из Китая и Японии. 

Таким образом, даже несмотря на то что у ЕС сейчас положительное сальдо по текущим расчетам, этот профит быстро раствориться, если российская энергия будет «отменена». 

Возвращаемся к Порочному кругу 

Если профицитные страны, большая часть из которых находится за границей оси власти Запада, примут решения хранить свои резервы в золоте, сырьевых товарах и/ или биткоине, то тогда они будут не заинтересованы в долговых активах Запада (таких как, казначейские облигации США или облигации стран-членов Евро). Без иностранного спроса для финансирования национального дефицита придется использовать 1-ю и 2-ю опцию. В США это приведет к некомфортно высокой инфляции. В ЕС это разрушит неестественный монетарный (но не фискальный) союз. В обоих случаях центробанки прибегнут к усилению контроля над кривой доходности (Yield Curve Control, YCC), чтобы ограничить доходность. Это позволит правительствам платить по счетам в номинальном фиате. И я повторюсь — ни одно правительство НИКОГДА добровольно не пойдет на банкротство. Панацеей всегда будет печатание денег и рост инфляции. 

США

Северной Америке очень повезло с землей. Америка может прокормить себя и закрыть свои энергетические потребности сама — то есть она может обойтись без энергии из России. Да, из-за этого вырастут цены на еду и топливо, но политическое устройство Америки выстоит, потому что людям будет что есть и они смогут отапливать свои дома. 

Однако Америка обещает самой многочисленной части населения — беби-бумерам — щедрые пенсионные и медицинские льготы. Она также взяла на себя обязанности мирового полицейского, что требует высокого и постоянно растущего оборонного бюджета. Все вместе эти расходы федерального бюджета практически гарантируют наличие ежегодного дефицита при нынешних уровнях налоговых поступлений. Этот дефицит раньше финансировался иностранцами, которые направляли свои долларовые накопления на выкуп казначейских облигаций. Это позволило ФРС напечатать деньги, которые были направлены на борьбу с дефляционным аспектом технологий и низкой демографией без роста инфляции в экономике реальных товаров. 

На графике выше 10-летние казначейские облигации США отмечены желтым, а размер баланса ФРС с 2008 по 2022 годов — белым. Зеленый канал тренда показывает, что по мере роста баланса ФРС доходность облигаций снижалась. Причина в том, что профицитные страны стали «спасителями», выкупая казначейские облигации. 

Теперь, если мы верим, что отмена России вынудит профицитные страны перестать покупать эти облигации, кто же будет финансировать дефицит? 

Немаловажно и то, что ФРС сообщила, что с мая 2022 года начнет сокращать свой баланс. В лучшем случае ФРС просто позволит погасить облигации с истекающим сроком. В худшем — ФРС позволит погасить облигации с истекающим сроком и будет продавать облигации. Кто же купит казначейские облигации на триллионы долларов США, которые федеральное правительство выпускает по отрицательным реальным ставкам? 

Иностранцы — не-а. 

ФРС — не-а.

Местные организации — возможно… Коммерческие банки, скорее всего, выкупят эти облигации. Но Его королевское высочество Джейми Даймон уже заявил, что JPM не будет выкупать казначейские облигации за счет избыточной наличности, чтобы не нарушить определенные регуляторные банковские нормы. Таким образом, некоторые банковские нормы придется ослабить, чтобы коммерческие банки США смогли осуществить покупку казначейских облигаций. 

В JPM уже сказали, что не будут выкупать [долгосрочные ценные бумаги].

Федеральное правительство скоро выплатит по процентам за долг больше, чем оно получит от налоговых поступлений при более высокой процентной ставке, чем текущая. Это станет началом порочного круга неплатежеспособности. Очевидное решение — надо перенаправить силы ФРС с борьбы с инфляцией на путь приспособления. Причем приспособление через фиксацию цены казначейской кривой, то есть через так называемый контроль над кривой доходности (YCC). 

Не забывайте, что у ФРС есть исходная точка расчет для внедрения YCC. Все, что нужно — это пройтись по учебникам истории времен после Второй мировой войны и вспомнить, как ФРС и Казначейство вместе договорились зафиксировать доходность 10-летних казначейских облигаций и ограничить ставку по депозитам розничных банков, таким образом создавая экстремальную отрицательную реальную ставку. Она (отрицательная реальная ставка) позволила правительству США стереть послевоенный долг с помощью инфляции. Если вам интересна эта тема и хотелось бы узнать, как появился евродоллар, прочитайте Правило Q (Regulation Q). Не знаю, к какому экономическому -«изму» вы отнесете эту политику, но, вероятнее всего, она начнется с буквы «С», а не «К». 

YCC — это конец. Когда запуск контроля кривой доходности будет прямо или косвенно объявлен, это будет сигнализировать о том, что игра закончена для ценности доллара США по отношению к золоту и, главное, биткоину. Благодаря YCC мы увидим биткоин по $1 млн, а золото по $10 000–$20 000. 

Другого политически приемлемого пути нет, и действия против России практически гарантируют, что YCC будет запущен раньше, чем вы думаете. Вот почему скорость, с которой профицитные страны перестают держать сбережения в активах, деноминированных в долларе США, станет определяющим фактором в сроках начала YCC. И даже если профицитные страны предпочтут золото биткоину (а это значит, что моя проповедь — полный отстой), это все равно станет катализатором начала YCC. И опять-таки YCC = $1 млн за биткоин. 

ЕС

Европа не может ни прокормить себя, ни самостоятельно закрыть свои энергетические потребности, поэтому она не отменит российскую энергию. Однако Европа — это государство-клиент США, и поэтому Брюссель пока что послушно ходит по струнке. 

Страны ЕС преимущественно разделяют иудео-христианскую культуру, но это, пожалуй, единственное, что их объединяет. Большинство стран Южной Европы без финансовой помощи своих братьев из Германии, Франции и Скандинавии, скорее всего, считались бы развивающимися странами. 

В 2011 году ЕС даже был на грани развала, если бы Супер Марио Драги не заявил, что неизбираемый (а значит, и неподотчетный) ЕЦБ сделает «все, что потребуется» для того, чтобы Евро-проект продолжил существовать. Это значило, что банк начал печатать деньги и покупать облигации более слабых стран-членов ЕС, чтобы их финансовые расходы оставались на приемлемом уровне. Такой подход вполне приемлем, если цены на продукты питания и топливо остаются на прежних уровнях, потому что Россия/ Украина поставляют еду и топливо по низким ценам. Но сейчас у безудержного печатания денег со стороны ЕЦБ будут реальные последствия. 

Просто посмотрите на этот прекрасный чарт. Я знаю — мои скилы 100-го уровня. Белая линия представляет разницу между 5-летним свопом кредитного дефолта суверенных облигаций (CDS) Греции и 5-летними суверенными облигациями Германии. Золотая линия — баланс ЕЦБ. Как вы можете отметить, в 2011 году — на пике своего кризиса — рынок верил, что Греция находится в зоне экстремального риска по сравнению с Германией. Как только ЕЦБ объявил о выкупе облигаций стран-членов ЕС со слабой экономикой, рынок отреагировал снижением риска Греции по отношению к Германии на 99%. Вот что значит эффективная монетарная политика! Но угадайте, что произойдет, если ЕЦБ перестанет покупать облигации? 

Страны-члены ЕС в вопросах энергетики желают следовать рекомендациям скандинавской школьницы и в результате они сами еще сильнее полагаются на дешевый природный газ из России, чтобы достичь своей утопичной «зеленой» экономики. На данный момент ЕС не прекратил покупать энергию из России, но всерьез рассматривает вариант еще большего сокращения ее импорта в попытках следовать примеру США. В таком случае у местных правительств останется всего один инструмент для усмирения голодных и замерзших граждан — печать денег. Эти средства пойдут на оплату энергетических субсидий, которые будут держать цену продовольственных продуктов и энергии на приемлемых уровнях. 

И в этот момент начинается порочный круг. Уровень инфляции в странах-членах ЕС до начала российского конфликта уже был на самых высоких отметках за последние 40 лет. ЕЦБ с удовольствием повысил бы ключевую ставку в попытке борьбы с инфляцией, но для него это не так уж просто. Если ЕЦБ поднимет ключевую процентную ставку и прекратит покупать облигации стран ЕС со слабой экономикой, то Южная Европа быстро станет банкротом. Единственный выход для PIGS (Португалия, Италия, Греция и Испания) — это слезть с евро, тем самым регистрируя свой долг из евро в местную валюту. Таким образом они смогут получить гибкость в вопросах финансов. Но это будет означать конец евро и станет катализатором многочисленных проблем для банков Северной Европы, которые выдали кредиты компаниям Южной Европы. Долговые активы банков будут погашены в местной национальной валюте, но своим инвесторам они все равно будут должны евро… пока-пока, спасибо за игру. 

Если же ЕЦБ продолжит печатать деньги, чтобы ЕС продолжал существовать, то в таком случае граждане стран из Северной Европы, разгневанные растущей инфляцией, будут выбирать популистов, которые будут обвинять во всем транжирство своих южных соседей. Они же будут продвигать идею выхода из ЕС. Во всем виноваты иностранцы! (Звучит слово знакомая мне пьеса, которую я читал в 1939 году). 

Таким образом, ЕЦБ оказался в ловушке, это конец ЕС, и в течение следующих 10 лет мы снова начнем использовать лиры, драхмы и дойчмарки в торговле. По мере того как Евросоюз будет разваливаться, деньги будут печататься в баснословных объемах во множестве различных национальных валют. Вариант с гиперинфляцией тоже нельзя исключать. И вновь, когда спасители из Европы поймут, что их ждет, они обратят свое внимание на надежные активы вроде золота и биткоина. Распад ЕС = $1 млн за биткоин.

Порочный круг ждет ЕС, в этом нет никаких сомнений. Уровень снижения потока энергии из России будет решающим фактором и здесь. Если профицитные страны решат, что долговые активы на базе евро не являются надежными, то распад будет еще быстрее. 

Сейчас мы понимаем, почему выбор профицитных стран в вопросе сберегательных активов играет более важную роль, чем валюта, в которой происходит оценка глобальной двусторонней торговли. А теперь давайте изучим f(x): ключевые факторы для крупных и малых профицитных стран. 

Воображение Китая 

Я верю, что у Китая есть проблема, но думает ли также сам Китай? Изучите статью издания Никкей Азия «Китай ищет защиту от финансовых оружия Запада» («China scrambles for cover from West’s financial weapons»). 

Заморозка половины золотых резервов России и ее резервов в иностранной валюте после вторжения в Украину стала шоком для Москвы и неприятным сюрпризом для Пекина. В этом Китай, как крупнейший держатель резервов в иностранной валюте, увидел жесткую для себя правду: в одночасье и его международные активы могут превратиться в лакомую мишень. 

И даже несмотря на предыдущие санкции, наложенные США на десятки китайских корпораций, включая Huawei и ZTE, советники китайских властей ни за что бы не поверили, что Вашингтон сможет превратить финансовую систему всего мира в оружие. 

Но больше они так не думают. Всего за один месяц США прошли путь от изъятия у талибанского режима (запрещенная в России организация) $7 млрд до введения санкций против России, а вместе с тем заморозили порядка $300 млрд из $640 млрд ​​золотовалютных резервов страны. 

По данным Минфина США, в январе этого года на долю Китая приходилось порядка $1 трлн из $3 трлн казначейских облигаций США. При этом, согласно данным Государственного управления валютного контроля, больше 59% резервов Китая деноминированы в долларах США. Насколько это решение было мудрым и дальновидным — сейчас оспаривается в Китае. При этом власти также направили силы на защиту своей финансовой системы от санкций, что может иметь долгосрочные последствия для глобальной экономики. 

«Мы пребываем в состоянии шока» — сказал экономист и бывший советник Народного Банка Китая Ю Юндин о решении заморозить резервы России. «Мы никогда не ожидали, что США могут заморозить валютные резервы страны за один день. Это решение фундаментально меняет отношение к национальному статусу страны в международной монетарной системе в худшую сторону». 

«Теперь вопрос в том, что если США перестают играть по правилам, что может сделать Китай, чтобы обеспечить безопасность собственных иностранных активов? На данный момент у нас нет ответа, но мы усиленно над этим думаем».

В первую очередь надо помнить, что Китай будет продолжать торговать в долларах США и евро. Вопрос в том, что делать активами, деноминированные в этих валютах. А также в каких активах держать сбережения, чтобы они могли помочь в будущем при международной торговле. 

Невозможно, чтобы Китай продал активы на триллионы долларов и евро и тем самым не сломал мировую финансовую систему. Это бы нанесло урон как Западу, так и Китаю. Поэтому наименее деструктивный вариант для этих активов — это прекращение реинвестирования средств от погашения облигаций в финансовую систему Запада. Китай и государственные банки могут в определенной степени избавиться от западных акций и недвижимости, не нанося сильного урона рынку, что они и сделают. 

Я думаю, в мире есть всего три вещи, которые может купить Китай на свои международные фиатные сбережения: сырьевые товары, золото и биткоин. И чтобы вы понимали масштаб проблемы Китая в вопросе валютных сбережений, ознакомьтесь с отрывком недавнего письма Майкла Петтиса, где он рассматривает ВВП Китая за I квартал этого года.

Исторические торговые данные 

Министерство торговли 

За март импорт в годовом исчислении сократился на 0.1% — до $228.7 млрд. Это намного ниже ожиданий, что этот показатель, наоборот, вырастет на 8%. За квартал общий объем импорта составил $657.5 млрд, что чуть больше 13% ВВП за это же время.

В результате положительный торговый баланс в марте составил $47.3 млрд, что вдвое выше ожиданий рынка. Профицит за I квартал года составил $163.3, что равно 3.5% ВВП. Это самый большой профицит за первый квартал в истории Китая. Таким образом, Китай на пути к тому, чтобы годовой профицит торгового баланса в этом году превзошел показатели предыдущего года. 

Мильтитриллиионная проблема Китая становится с каждым кварталом все хуже и хуже. 

Товары, подлежащие хранению

Под этими товарами подразумеваются промышленные металлы, такие как железная руда, никель и литий среди прочих; углеводороды длительного хранения, такие как уголь и нефть; и продукты питания вроде пшеницы, кукурузы, риса и сои. В какой-то мере Китай может предварительно выкупать товары для собственных нужд. Но проблема таких товаров, как продукты питания, в том, что их нельзя хранить бесконечно, а также в том, что для этого нужны огромные склады.  

С цепочкой поставок тоже проблемы: транспортировка такого количества вещей становится сложнее. Даже если вы можете заплатить, банально может не хватить транспортных кораблей. Только представьте, если большую часть товаров из России над будет теперь отправлять не в Европу, как раньше, а в Китай.      

Еще одна проблема заключается в том, что производители в лице разных стран могут сократить или даже полностью отменить экспорт товаров. Все сейчас зависит от инфляции — ведь нецелесообразно экспортировать что-либо, когда в этом нуждаются твои собственные граждане. Так что даже если Китай будет покупать больше, не факт что найдутся для него продавцы.  

Эти проблемы, скорее всего, будут препятствовать тому, что Китай будет хранить сбережения в промышленных товарах. 

Золото 

Золото — самый надежный и социально приемлемый актив, принимаемый в качестве залога за последние 10 000 лет цивилизации человечества. Оно выступает в качестве нейтрального актива даже во времена недоверия между сторонами, которым приходится проводить торговые расчеты и хранить положительный остаток по счету.  По этой причине на балансе почти каждой суверенной страны есть этот блестящий камень. 

Бесспорно, сейчас мир находится в состоянии недоверия, а будущая международная монетарная структура не определена. В свете этого для стран, столкнувшихся с проблемой сбережений, очевидным решением является конвертация доходов от международной торговли в золото.    

Если нужно будет продать золото для оплаты импорта, страны смогут с легкостью сделать это — все контрагенты согласны в соотношении ценности золота к реальным товарам. Но возможен ли такой вариант для Китая?   

В первую очередь золото стоит искать внутри страны. Китай может выкупить всех международных производителей и вытеснить частный сектор. В таблице ниже приведены данные о том, насколько данный шаг покроет профицит Китая за год. 

8.68% — это очень далеко от 100%. Даже ваш разъевшийся TikTok-ом мозг способен это понять. Еще одна проблема с покупкой золота у шахтеров из Китая в том, что цель всего этого — продать доллары США и евро взамен на надежный актив или товар. Местные шахтеры получают оплату в юанях, а не долларах США или евро, а значит, Китай ничего не достигнет тем, что начнет менять доллары США и евро на китайские юани — кроме того, что поднимет обменный курс юаня и снизит конкурентоспособность своего экспорта по сравнению с другими странами.   

Поэтому эти два варианта — покупка золота, добываемого в Китае, и фьючерсов на драгметалл на Шанхайской бирже золота — не подходят для решения проблемы сбережений Китая. 

Вместо этого Китаю нужен покупатель долларов США и евро взамен на золото. На западных биржах наиболее торгуемый контракт на золото — COMEX (GCA Cmdty в Bloomberg). Этот контракт номинирован в долларах США, что и нужно Китаю для конвертации резервов в золото.      

Но давайте проведем эксперимент и представим, что Китай находится по другую сторону шорт-позиции по контракту GCM2 от июня 2022 года. На графике ниже видно, сколько золота получит Китай по истечении контракта.    

Но у такого эксперимента есть несколько проблемных нюансов. Во-первых, на фоне растущего спроса со стороны Китая цена золота будет стремительно расти. Во-вторых, не факт, что на рынке есть реально необходимый Китаю объем нераспределенного золота для осуществления поставки. На таблице ниже приведены данные по доступности золота для поставки в соотношении с открытым интересом по GCM2.

Если Китай — это 100% открытого интереса, то контракт не закроется, так как на складах просто нет достаточного объема золота на поставку. Биржа будет вынуждена объявить о форс-мажорной ситуации, в результате которой Китай не получит желаемого актива. 

Таким образом, если Китай не нашел решения на рынке деривативов, то он обратится к спотовому рынку — к крупным экспортерам драгметалла. На графике ниже представлены 10 ведущих стран-производителей золота в 2021 году.

Предположим, что все эти страны готовы принять доллар США от Китая, который падает в цене и может быть конфискован в любой момент, взамен на годовой запас драгоценного металла. Думаю, вы уже поняли, что это маловероятный исход. Но даже в таком случае Китай закроет свои потребности только на 35%. Таблица ниже не требует объяснений (источник Statista)

Единственный способ для Китая хранить сбережения в золоте появится только в том случае, если цена золота будет намного выше или же если Китай купит драгметалл не на 100% от своего годового профицита текущего счета. Это загадка, сколько золота мог бы Китай купить, но если взять максимум f(x):, то становится ясно, что сбережения в золотом выражении не решат проблему.

Биткоин 

После запрета майнинга в Китае местные майнеры переехали в другие, более дружелюбные юрисдикции.  Возможно, Китаю надо пересмотреть вопрос майнинга BTC, ведь он превращает энергию в цифровую валюту, которая не требует разрешения, устойчива к цензуре и принимается повсеместно. Это тот актив, который Китай должен приобрести в обмен на огромное количество фиатных резервных валют.

Итак, давайте пошагово объясню это: 

  1. Китай может покупать углеводороды на мировом рынке за миллиарды долларов США; 
  2. Но ему не нужно огромное количество ископаемого топлива, и он не может хранить большой объем товаров;
  3. Однако Китай может построить новые электростанции или увеличить нагрузку на существующие, а также выкупить у США за доллары или евро дополнительные углеводороды;  
  4. Затем Китай позволит местным майнерам вернуться и добывать BTC по низкой себестоимости; 
  5. Взамен на дешевую электроэнергию Китай может брать налоги с каждого нового блока и комиссий с местных майнеров;
  6. Таким образом, Китай продает доллары США и евро за углеводороды, а избыток электроэнергии превратит в биткоин. 

Сторонники Сатоши закричат —  централизация! И будут правы. И если бы госполитика существовала в вакууме, то она привела бы к гиперцентрализации хэшрейта в Китае. Но стоит напомнить, что перед другими странами стоит аналогичная проблема с профицитом — им нужно избавиться от фиата Запада. И если мой  эксперимент станет массовым и заразит весь мир как вирус, то множество стран будут делать одно и то же. Государства будут конкурировать, и маловероятно, что кто-либо из них сможет захватить большую часть хешрейта сети Bitcoin. 

Еще один фактор, который играет против аргумента о централизации хешрейта в Китае: страны, экспортирующие энергию, могут начать делать то же самое, что и Китай. Единственная реальная преграда для этого — ограниченное предложение устройств для майнинга, большая часть из которых производится в Китае. Так что у Китая есть все преимущества перед другими странами.   

Кто первым продаст фиат, то сделает это по самым выгодным ценам. Началась гонка среди тех стран, которые защищают свои интересы. 

Комбо 

Нет панацеи для решения всех проблем Китая. Скорее всего, стране придется использовать все три стратегии, которые я описал выше. И вот ответ на проблему сбережений Китай, скорее всего, ускорит запуск порочного круга Запада. 

Не забывайте: 

Порочный круг = $1 млн за биткоин и $10 000–$20 000 за золото

Hola, Como Estas El Salvador

Согласно Всемирному банку в 2020 году профицит Сальвадора составил $121 млн, который является одним из самых низких. Минимальное значение f(x): во что стоит Сальвадору вкладываться в рамках своей политики сбережений? 

Президент Сальвадора осведомлен о том, что текущая мировая валютная система не собирается поддерживать его страну. Надо только посмотреть на высказывания МВФ и Всемирного банка, касательно принятия биткоина в качестве законного средства платежа в стране. Вместе с этим становится очевидна и позиция Запада в отношении страны Глобального Юга, которая проводит монетарную политику, разнящуюся с «лучшими практиками».

МВФ:

«[Исполнительный совет МВФ] настаивает на том, что использование биткоина сопряжено с высокими рисками для финансовой стабильности, финансовой целостности и защиты потребителей, а также с соответствующими фискальными обязательствами. Призываем сократить действие закона о биткоине, лишив его статуса законного платежного средства».

Всемирный банк

«Мы хотим во многом помочь Сальвадору, включая росту прозрачности валют и формировании процессов регулирования. Несмотря на то, что правительство [Сальвадора] обратилось к нам за помощью по биткоину, Всемирный банк не может поддержать эту идею». 

Как и в случае с Китаем, давайте рассмотрим 3 варианта политики сбережений для Сальвадора.

Товары, подлежащие хранению

При столь небольшом профиците товарный рынок сможет полностью поглотить сбережения Сальвадора. Поэтому для этой страны важный вопрос: куда направить свой профицит? А также есть ли у Сальвадора инфраструктура для хранения необходимых ему товаров.  

Если такая инфраструктура есть, то для Сальвадора логично покупать как можно больше популярных импортируемых товаров по текущим ценам в свете грядущей инфляции. Если же хранилищ нет, то нужны активы для покупки на свои сбережения.

Золото

Купить золото на $121 млн достаточно легко и вряд ли эта сделка отразится на спотовом рынке или рынке деривативов. Хранение такого объема тоже не затруднительно. Но вот использование золота в качестве средства платежа может принести трудности.   

Когда вера в Западный блок была на своем пике многие страны хранили свое золото в Нью-Йорке и Лондоне. Это позволило с легкостью дебетовать и выдавать кредиты разным странам — их золото хранилось на одних и тех же складах. Но теперь ни одна страна не может быть уверена, что не лишится своего золота по первому требованию Запада. 

Если ты не хранишь, значит ты не владеешь.

Чтобы нивелировать эти вполне реальные риски страны вынуждены самостоятельно обеспечивать хранение своего золота. Для такой страны как Китай, это незначительные хлопоты по сравнению с объемов торговли с другими странами. Но для такой страны как Сальвадор — это дорогая и затруднительная проблема. 

Транспортировка золота на сумму в несколько миллионов стоит дорого и требует времени. В мире, в котором отсутствует доверие, тот кто получает золото взамен на товары скорее всего сначала захочет увидеть отгрузку золота, прежде чем выполнить свою часть сделки. В случае сделок с крупной экономикой вроде Китая, это не слишком серьезная проблема. Но вот для маленькой страны это значит, что сначала их заставят платить, а только потом они смогут получить товар. 

Для Сальвадора и подобных ему стран не составит труда купить и хранить золото. Но использовать в качестве платежного механизма, возможно, окажется затруднительным. 

Биткоин

Для Сальвадора логично покупать углеводороды, чтобы хранить электроэнергию для майнинга Биткоина. Но, возможно, майнинг биткоина не имеет смысла для Сальвадора с экономической точки зрения. 

Тот факт, что биткоин ничего не вести — очень важный аспект. Сальвадор может хранить как $121 млн, так и $121 млрд в биткоинах при одинаковых издержках. BTC-платежи проходят в течение 10 минут, а стоимость комиссий в сети не сопоставима со стоимостью морской или воздушной транспортировки. 

Главная проблема в том, что не все торговые партнеры готовы принимать биткоин. Но даже если он и не готовы, то BTC можно легко конвертировать практически в любую фиатную валюту. Биткоин — это круглосуточная, устойчивая к цензуре, эффективная платежная система для таких стран, как Сальвадор. При этом до появления биткоина у стран Глобального Юга вообще не было выбора, кроме как использовать свой ВВП для совершения сделок в западной TradFi финансовой системе. 

Сальвадор и другие страны с низким уровнем дохода часто посылают молодых людей на Запад в качестве дешевой рабочей силы. Они получают зарплаты в фиатных валютах Запада и платят высоченные комиссии, чтобы отправить деньги родным. Поэтому каждой стране надо изучать опыт Сальвадора, который выстраивает для себя альтернативную платежную систему.

В этом эссе я размышляю о разных политиках и их теоретических максимумах и минимумах для f(x). Но Сальвадор уже сейчас держит биткоин на своем балансе. Не только власти страны сделали его официальным платежным средством, но и интегрировали Lightning-платежи в свою экономику. Более того, центробанк страны активно продолжает покупать биткоины. По состоянию на январь 2022 года у Сальвадора 1 801 BTC.

При этом, насколько я знаю, Сальвадор — все еще работающее государство, которое может вести международную торговлю, даже несмотря на то, что небольшой процент валютных резервов страны хранится в BTC. Сальвадор — первая страна, которая задумалась о своих интересах и отказалась от устаревшей экономической политики МВФ и Всемирного банка. Я с радостью буду наблюдать за странами, которые последуют этому примеру. 

Вирус сначала распространяется медленно, но потом экспоненциально. Не стоит расстраиваться, если вначале принятие идеи идет медленно. Праведники одержат победу. Сальвадор — это первый и небольшой, но очень важный шаг к тому, чтобы ослабить хватку традиционной экономической системы и тех, кто продвигает глобальную монетарную политику. 

Мертвая Петля

Шок от того, что крупнейший производитель энергии был исключен из мировой финансовой системы, нельзя забыть. Ни один политик не может игнорировать риски хранения средств в западных фиатных валютах и активах на их базе. Избежать порочного круга не удастся. И даже если санкции против России были бы отменены сегодня и у этой страны был бы свободный доступ к своим активам, то сам факт санкций служит угрожающим сигналом о том, что никто бы не захотел оказаться на этом месте вновь.     

На минимумах и максимумах f(x): страны будут придерживаться политики, которая включает хранение товаров и покупку золота и биткоина в качестве своих сбережений. А тот факт, что активы в долларах США и евро больше не входят в этот список, в сочетании с растущей инфляцией приводит к запуску Порочного круга.

Этот круг приведет к тому, что к концу десятилетия биткоин будет стоить $1 млн, а золото —  $10 000–$20 000. Мы должны агитировать страны, которые заботятся о своих интересах, к тому, чтобы они хранили часть своего профицита в биткоине. Тогда по всему миру будет расти BTC-экономика. И опять напомню, что биткоин, в отличие от золота, должен перемещаться. 

Не держите зла на страны, которые отказываются учиться, даже после проповедей. 

Как сказал господин Сатоши: «Простите их, ибо они не ведают, что творят».