Журналисты Forbes считают, что недавний крах экосистемы Terra — это «пятая перезагрузка» крипторынка. Ей предшествовали «перезагрузки» в виде банкротства первой биткоин-биржи Mt. Gox, хакерского взлома The DAO, сдувания ICO-пузыря и обвала крипторынка в марте 2020 года. Каждая такая «перезагрузка» сопровождалась сильной просадкой всего крипторынка, но в конечном итоге способствовала внедрению инновационных решений и новым ценовым максимумам многих криптоактивов. Рассмотрим знаковые события в истории сектора и их влияние на крипторынок. 

Банкротство Mt. Gox

Mt. Gox — самая первая криптобиржа для торговли биткоинами. Она была запущена в 2010 году программистом Джедом Маккалебом и куплена в 2011-м предпринимателем и программистом Марком Карпелесом. Если хотите узнать историю Mt. Gox, то ранее мы подробно рассказали о взломе Mt.Gox и карьере Карпелеса

Напомним ключевые моменты истории взлета и падения Mt. Gox. С 2011-го по 2014 год Mt. Gox стремительно росла вслед за ростом цены биткоина и в результате стала крупнейшей биткоин-биржей мира. В конце 2013-го, по разным данным, на нее приходилось от 50% до 70% всех BTC-транзакций.

Однако в это же время вокруг Mt. Gox постоянно вспыхивали скандалы: бизнес-партнеры обвиняли ее в нарушении соглашений, власти США оштрафовали за работу в стране без регистрации, клиенты постоянно жаловались на задержки с выводом средств, которые могли доходить до нескольких недель и даже месяцев. В результате Mt. Gox потеряла свою лидерскую позицию на рынке, но все равно считалась надежной торговой площадкой. 

Все изменилось 7 февраля 2014 года, когда Mt. Gox прекратила вывод биткоинов. 24 февраля Марк Карпелес объявил о закрытии биржи из-за потери 850 000 ВТС ($460 млн на тот момент), которые злоумышленники умудрялись выводить с горячего кошелька биржи в течение нескольких лет. Из 850 000 ВТС 744 408 монет принадлежали 24 000 клиентов биржи. Через месяц команда Mt. Gox нашла 200 000 ВТС в одном из собственных кошельков.

С 2014 года бывшие клиенты Mt. Gox пытаются вернуть свои деньги. Найденные 200 000 ВТС были переданы в доверительное управление конкурсному управляющему. В 2017–2018 годах он продал часть монет на сумму более $405 млн. Долгие годы стороны пытались согласовать план реабилитации и установить порядок выплаты компенсации. Итоговый план был принят в конце прошлого года — выплаты должны начаться в этом году и будут проходить постепенно, чтобы не обрушить крипторынок. 

Потеря биткоинов выявила вопиющий уровень некомпетентности, халатности и безответственности, а также множество случаев пренебрежения мерами безопасности — чтобы несколько лет не замечать воровства с собственного кошелька, надо быть очень плохим менеджером. Многим пострадавшим было сложно поверить в такую небрежность, и они обвинили Карпелеса в мошенничестве. В августе 2015 года Марк Карпелес был арестован, провел год в тюрьме, но после этого был освобожден под залог. В марте 2019 года Карпелеса признали виновным в подделке биржевых документов и приговорили к 2.5 годам условно. 

Инцидент с Mt. Gox стал важной вехой в развитии крипторынка. Случившееся обрушило биткоин, но не привело к его краху. Выявленные проблемы с безопасностью и просчеты в менеджменте привели к повышению стандартов безопасности других криптобирж. Вот как изменились криптобиржи после инцидента с Mt. Gox:

  • монеты пользователей и бирж стали храниться отдельно (впрочем, до сих пор так делают не все площадки);
  • появились фонды компенсаций, из которых пользователям возвращают средства в случае взлома;
  • криптоинвесторы поняли верность принципа «не ваши ключи — не ваш биткоин» и стали задумываться о преимуществах некастодиальных решений, не хранящих приватные ключи пользователей — то есть контроль за активами остается за инвестором. Как следствие, начал развиваться рынок некастодиальных кошельков;
  • появилась инфраструктура аналитики и внешнего контроля за криптобиржами, например, сервис Chainalysis; 
  • биржи поняли важность взаимодействия с регуляторами. 

Атака на The DAO

The DAO — децентрализованный венчурный фонд на базе Ethereum. Он собирал средства для инвестиций в стартапы с помощью смарт-контрактов. Он работал в виде DAO (Decentralized Autonomous Organization) — децентрализованной автономной организации, то есть организации без руководящего центра или лидера, управляемой сообществом с помощью голосования держателей токенов. Ранее мы подробно рассказали, как устроены DAO и какую роль играют на крипторынке

Проект The DAO был запущен в апреле 2016 года Кристофом Йенчем совместно с принадлежащей ему фирмой Slock.it. За 4 недели более 20 000 участников в ходе первичного предложения монет (Inicial Coin Offering, ICO) собрали $165 млн в эфире. 

В июне 2016 года несколько сторонних программистов предупредили криптосообщество о том, что обнаружили уязвимости в смарт-контрактах проекта. 14 июня участники The DAO получили предложения команды разработчиков по устранению обнаруженных багов и должны были проголосовать за внедрение соответствующего обновления. Однако 17 июня неизвестный злоумышленник опередил их и воспользовался уязвимостью The DAO, чтобы вывести из протокола активы на сумму более $53 млн — это стало самым крупным криптовзломом на то время. 

Взлом сильно ударил как по The DAO, так и по Ethereum, основная сеть которого на тот момент проработала всего год. Немаловажно и то, что 14% всех ETH в обращении были инвестированы в The DAO. Поэтому сообщества обоих проектов начали поспешно искать выход из ситуации. 

Большинство поддержали предложение Виталика Бутерина провести хардфорк и откатить сеть Ethereum до того момента, как произошла атака. В результате хардфорка появилось две версии цепочки блоков. Новая версия стала основной сетью Ethereum. Однако были и те, кто не поддержал решение Бутерина и не согласился с хардфорком, ведь его проведение нарушало ключевой принцип неизменности блокчейна. Они продолжили поддерживать старую версию цепочки, в которой атака все-таки была — эта сеть получила название Ethereum Classic. The DAO закрылся в сентябре 2016 года после делистинга токена проекта крупнейшими биржами. А летом 2017-го Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) объявила ICO The DAO незарегистрированным предложением ценных бумаг. 

Атака на The DAO привела к падению курса ETH с $20 до $11 — монета смогла снова преодолеть отметку $20 лишь в марте 2017-го. Но в целом взлом привел к положительным изменениям на рынке:

  • проекты стали внимательнее относиться к аудиту кода, выявлению и устранению его уязвимостей;
  • разработчики криптопроектов стали более тщательно следить за соблюдением законодательства о ценных бумагах и взаимодействии с регуляторами.

Сдувание ICO-пузыря 

ICO (Initial Coin Offering, Первичное предложение монет) — способ привлечения финансирования криптопроектов через продажу их токенов или монет. Это аналог краудфандинга — коллективного инвестирования для запуска какого-либо проекта. 

Обычно ICO проходили по следующему принципу: 

  • Компания, которая хочет привлечь финансирование, выпускает токены (на базе стороннего блокчейна) или монеты (нативные активы собственной блокчейн-сети). 
  • Она продает их на открытом рынке по заданной цене, причем на разных этапах ICO эта цена может меняться. 
  • После завершения токенсейла токены или монеты проектов размещаются на криптобиржах, где они торгуются на основе спроса и предложения. Если проект востребован, его активы растут в цене, если нет — падают. 

Первые ICO были проведены еще в 2013 году, но массовой популярностью стали пользоваться в 2016–2018 гг. — за два года было проведено порядка 3 000 токенсейлов разного масштаба. Суммарно, по разным оценкам, они привлекли от $22 млрд до $70 млрд. 

В 2017–2018 годах некоторые проекты в ходе ICO собирали сотни миллионов и даже миллиарды долларов. Например, EOS привлек $4.19 млрд, Filecoin — $257 млн, Tezos — $232 млн, Polkadot — $145 млн. Ранее мы подробно рассказали о ходе крупнейших ICO и дальнейшей судьбе проектов, которые их провели.

Сначала ICO преподносилось как будущее инвестирования. Считалось, что у этого способа привлечения финансирования есть множество преимуществ перед другими моделями: прежде всего, это возможность быстро и дешево привлечь средства и отсутствие регулирования. Более того, в ICO мог принять участие практически любой желающий — в редких случаях к токенсейлу допускались только аккредитованные инвесторы.

Тогда почти никто не задумывался о том, что ICO могут нарушать законодательство о ценных бумагах. Но позже большинство регуляторов мира начали рассматривать ICO именно как аналог IPO. Одна только SEC судилась со многими эмитентами крупных ICO, в том числе с Ripple и Telegram

Но на практике до 80% ICO оказались мошенничеством или проводились недобросовестными разработчиками, у которых не было даже рабочего продукта. В начале 2018 года, когда наступила так называемая «криптозима», пузырь ICO начал схлопываться. Уже к концу 2019-го около 87% всех токенов ICO принесли своим инвесторам убытки, а многие проекты закрылись. 

Доверие простых пользователей к этой модели сбора финансирования было подорвано, а после того, как на нее стали обращать внимание финансовые регуляторы, проводить ICO не хотели уже сами разработчики. Сейчас ICO практически сошло на нет, его заменили другие схемы привлечения финансирования — в частности IEO и IDO.

Несмотря на все свои недостатки, ICO сыграло огромную роль в популяризации криптовалют: 

  • хайп вокруг ICO стал одним из драйверов сектора в 2017–2018 годах и помог донести информацию о криптовалютах до массового пользователя;
  • после схлопывания пузыря ICO инвесторы стали более избирательны в выборе проектов для финансирования;
  • криптосообщество выработало новые формы сбора средств.

Обвал крипторынка в марте 2020 года 

В марте 2020 года крипторынок потерял 40% своей капитализации. Это была реакция инвесторов на неопределенность, вызванную пандемией COVID-19 и вводимыми локдаунами. Тогда помимо криптовалютного рухнул и фондовый рынок: инвесторы массово избавлялись от активов, чтобы выйти в фиат. 

Крипторынок начал падать с середины февраля. Тогда после двухмесячного роста биткоин достиг своего локального максимума в $10 300 и после этого медленно пошел вниз. Пик падения пришелся на 13 марта — за один день ВТС упал с $8 000 до $4 000, а на некоторых биржах — до $3 700. На фоне этого ЕТН упал с $190 до $110, а все монеты из топ-10 по капитализации потеряли в цене минимум 20–30%. Так, 13 марта капитализация всего крипторынка опустилась с $216 млрд до $160 млрд. 

Однако в этот раз крах не был долгим — и криптосектор восстанавливался быстрее других рынков. Уже 14 марта котировки большинства активов начали медленно восстанавливаться. В мае биткоин вновь достиг $8 000, закончил год выше $26 000, а в 2021-м обновил максимум на отметке в $69 000. 

Драйвером роста сектора стало количественное смягчение, проводимое финансовыми регуляторами по всему миру, и, прежде всего, в США. Федеральная резервная система (ФРС) напечатала более $5 трлн — такой прилив ликвидности неизбежно привел к росту финансового, фондового и криптовалютного рынков. 

Последние два года были самыми успешными в истории крипторынка:

  • в ноябре 2021 года капитализация крипторынка достигла рекордных $2.9 трлн;
  • большинство монет многократно обновили свои максимумы;
  • рынок пережил бум DeFi-, NFT- и GameFi-проектов.

Крах UST и LUNA

UST и LUNA — это некогда важнейшие активы экосистемы блокчейн-платформы Terra. 9 мая крупнейший алгоритмический стейблкоин TerraUSD (UST) потерял привязку к доллару США. Сейчас монета торгуется около $0.071. Криптовалюта LUNA, которая использовалась для обеспечения стабильного курса UST, рухнула с $65 до фактического нуля — сейчас монета торгуется около $0.00017. До падения LUNA входила в топ-10 монет по капитализации. 

Ранее мы подробно рассмотрели причины краха UST. Если коротко, то вся проблема заключалась в дизайне механизма обеспечения стабильного курса UST, который допускал возможность резкого краха проекта. 

У UST привязка к курсу доллара обеспечивается не реальными активами в резервном фонде, как например, у USDT или USDC, а балансом спроса и предложения, регулируемым специальным алгоритмом. Когда цена стейблкоина падает ниже $1.00, алгоритм сжигает UST и выпускает LUNA — предложение стабильной монеты сокращается и ее цена растет. А когда цена стейблкоина поднимается выше $1.00, алгоритм сжигает LUNA и выпускает UST— предложение стейблкоина увеличивается и его цена снижается. Более того, держатели UST могли зарабатывать на стейкинге монеты до 19.5% годовых в кредитном протоколе Anchor. Эта доходность обеспечивалась за счет денег венчурных инвесторов — то есть для стабильной работы Anchor требовал постоянных вливаний средств. Понимая это, сообщество Anchor приняло решение постепенно понижать процентную ставку — 1 мая она снизилась до 18%, а с 1 июня должна была составлять 16.5%.

Таким образом, становится понятно, почему модель обеспечения UST держалась лишь на балансе спроса и предложения. Многие эксперты предупреждали, что вся система может легко посыпаться, но пользователи надеялись, что алгоритм удержит привязку UST к $1.00.

9 мая неизвестный пользователь продал UST на $192 млн, спровоцировав снижение цены актива на несколько центов. На фоне этого инвесторы засомневались в поддержании привязки и начали выводить средства из Anchor и распродавать UST на криптобиржах. Это усилило падение цены. Когда стоимость UST опустилась до $0.6, разработчики начали тратить имеющиеся в резервном фонде биткоины — в итоге было потрачено около $3.5 млрд, но курс UST удержать не удалось. 13 мая курс UST опустился до $0.3, а LUNA — $0.0001. Вскоре блокчейн Terra был остановлен до принятия решения об обновлении. 

Команда Terra предложила несколько вариантов спасения UST и LUNA, среди которых хардфорк сети Terra и разработка новой модели обеспечения стейблкоина. Но сообщество не поддержало их, а приняло решение запустить новую сеть Terra 2.0. Пока все это не помогло восстановить цену активов. 

Крах UST и LUNA потряс крипторынок. Ранее ни один по-настоящему крупный проект не обесценивался так сильно и так быстро. Падение монет привело к повышенной волатильности всего крипторынка. Привязку потерял даже крупнейший стейблкоин USDT, но сильнее всего падение UST сказалось на алгоритмических стейблкоинах, некоторые из которых опустились до уровней $0.5–$0.8 и до сих пор не восстановили привязку. Ранее мы подробно рассказали о том, как крах UST отразился на рынке стейблкоинов. Среди последствий инцидента — привлечение внимания регуляторов в США и Европе, получивших сильный аргумент в пользу ужесточения контроля над сектором. 

Случившееся с UST и LUNA серьезно подорвало доверие инвесторов к стабильным монетам — прежде всего, алгоритмическим. Авторы Forbes считают, что это может привести почти к полному исчезновению алгоритмических монет, так же как когда-то к исчезновению ICO. Но краха всего рынка стейблкоинов ждать не стоит. Крупнейшие стейблкоины, обеспеченные реальными активами, прошли проверку временем, предоставляют отчетность о резервах, и пользователи доверяют им. 

У случая с UST и LUNA есть и положительные последствия:

  • крипторынок прошел тест на устойчивость;
  • более жесткое регулирование стейблкоинов очистит рынок от самых ненадежных проектов и укрепит позиции монет, обеспеченных реальными активами.

После кризисов крипторынок становится лишь сильнее

Авторы Forbes полагают, что крах UST — очередное сочетание жадности и недоработанной модели обеспечения. Обвал монет — еще один пример того, как стремление к скорой прибыли затмило разум. 

Журналисты Forbes сравнили падение UST и LUNA с ипотечным кризисом 2008 года в США — к нему привел крах низкорейтинговых облигаций на ипотечные закладные, которые продавали под видом надежных инвестиционных инструментов. Казалось, что недвижимость — это надежное обеспечение таких бумаг, но, как мы знаем, рынок посыпался. Так же и в случае с UST — стейблкоин казался надежным, пока не случился крах. 

В то же время крах UST и LUNA может привести к тому, что игроки крипторынка будут чаще отказываться от наиболее спекулятивных форм обеспечения привязки и требовать большей ответственности от эмитентов стейблкоинов. Как пример движения в верном направлении авторы Forbes приводят DeFi-протоколы Aave, Compound и Clearpool, запустившие пулы для институционалов. 

Каждый крах крипторынка делает его лишь сильнее в долгосрочной перспективе. Сектор учится на своих ошибках, оправляется от потерь, устраняет недостатки и продолжает рост.