Дисклеймер: Данный материал является переводом статьи Артура Хейса под названием «Shut It Down!» от 2 июня 2022 года. Представленные в материале идеи являются личным мнением автора. Они не должны служить основой для принятия инвестиционных решений либо быть истолкованы как рекомендации или советы для участия в инвестиционных сделках.

Давай, пройдись по воспоминаниям со мной. 

«Помнишь, как совсем недавно люди часами добирались на работу, чтобы занять свое место в стальной клетке под названием „офис“?»

«Помнишь, как трейдеры собирались в операционном зале биржи 5 дней в неделю и кричали друг на друга?»

«Помнишь, как дегенераты в торговом зале издевались над интернами и выпускниками? Помнишь?»

Я уже рассказывал своим читателям множество историй из моего прошлого, когда я работал аналитиком в гонконгском офисе Deutsche Bank. Это было по-настоящему удивительное место, где работало множество самых интересных и агрессивных людей, с которыми мне довелось когда-либо встречаться. Сегодня мы поговорим об одной из моих бывших коллег, которая ранее была моей сокурсницей, а потом стала сотрудничать с моей командой. Ее звали Убийца (Killah). Но не размышляйте о том, как или почему она получила это прозвище, просто знайте: она — настоящий гангстер. 

Убийца тесно общалась с моей командой. Она торговала множеством свопов на индексы акций. Ее команда работала до позднего вечера из-за медлительности мидл-офиса и особенностей работы на рынке Индии. Тот, кто когда-либо торговал акциями на индийском фондовом рынке, знает, насколько тяжело проводить там сделки. Если я заканчивал работу в районе 17:30 (когда закрывался сингапурский офис), то Убийца со своей командой обычно покидали офис после 20:00. 

В предковидном Гонконге традиционно после работы мы все направлялись в Лан Квай Фонг (самая известная улица баров и ресторанов в Гонконге — прим. ред. Media SIGEN.pro). В один из таких вечеров Убийца сказала своей команде, что могла бы съесть 10 бигмаков менее чем за 2 часа. 

Ничто так не пробуждает животные инстинкты трейдеров торгового зала, как старое доброе состязание на поедание бигмаков. Если испытание достаточно сложное, то вся улица бросает свои дела, собирается вокруг участника, чтобы сделать ставку на то, справится ли он со своей задачей. К сожалению, как мне подсказали мои бывшие банковские товарищи, такого рода развлечения теперь запрещены. 

Но тогда нам было это дозволено. И мы не могли упустить возможность проверить такое смелое заявление на практике. На следующий день мы решили испытать аппетит Убийцы. Утром начались разговоры о том, что, возможно, это алкоголь придал ей вчера уверенности в том, что она на самом деле сможет съесть столько бигмаков. Она же настаивала на своем и говорила, что продемонстрирует нам свои таланты на практике.

Чувство головокружительного возбуждения охватило весь торговый зал и распространилось за его пределы среди других представителей трейдингового комьюнити Гонконга. Друзья и клиенты по всему городу начали делать ставки на то, сможет ли Убийца пройти это испытание. 

Интерну поручили закупить все необходимые продукты. И в полдень началось испытание. Деятельность всего торгового зала сразу же прекратилась: люди столпились вокруг рабочего стола Убийцы. У нее была хорошая стратегия: сначала отделить мясо от булочек, затем съесть котлеты, а потом прикончить булочки и закусить остальными ингредиентами бигмаков. 

Спустя 20 минут один из старших трейдеров подошел к месту событий, чтобы разобраться, в чем там дело. Я могу себе только представить, как сильно колотилось его сердце, когда он увидел, что молодая женщина-трейдер быстро поглощает огромное количество бургеров в окружении ликующих парней. Понятно, что это было совершенно недопустимо для банка. И как самый старший сотрудник торгового зала, он громко и строго закричал: «Немедленно прекратить это безобразие!» На этом представление закончилось. А Убийца по сей день утверждает, что могла бы пройти это испытание, если бы ей тогда не помешали.

Федеральная резервная система США (ФРС) также утверждает, что может съесть бигмаки, сделанные из повышения ключевой ставки на 50 базисных пунктов, а экономика США и глобальная экономика спокойно это проглотят. Прошло совсем немного времени после этого события, а рынки долгосрочных активов уже умоляют некоторых важных политиков «немедленно прекратить это!». 

Инвесторы в неликвидные активы по всему миру следят за ФРС и ее способностью терпеть боль. Эта боль — чистой воды политика. Не может быть простого выхода из ситуации, сложившейся из-за внутренней и внешней экономики США, построенной на займах, из-за самых низких ставок по кредитам за всю историю человечества, из-за кризиса крупнейших в мире экспортеров энергетики и еды (Россия + Украина) и из-за инфляции, которая достигла самых высоких значений за последние 40 лет еще до того, как начался военный конфликт между Россией и Украиной. 

Главный вопрос

Бычий рынок начнется только после того, как ФРС и ее подхалимы в лице других Центробанков изменят свой курс и, как минимум, приостановят политику повышения процентных ставок, а также начнут поддерживать постоянный объем своих балансов. Проблема в том, что среднестатистический работающий американец с каждым месяцем зарабатывает все меньше и меньше, если учитывать темпы роста инфляции (CPI). И чем ближе выборы в Конгресс, которые состоятся в ноябре этого года, тем острее будет вставать этот вопрос. Правящая Демократическая партия должна скорректировать свой нынешний курс, иначе многим ее членам в скором будущем придется вспомнить, что значит выйти на настоящую работу. 

Недельный заработок в США. Источник

Инфляция становится чрезвычайно важной для избирателей, которые вынуждены работать все больше, а получать все меньше. Эти красные свечи на графике выше — проблема для тех, кто стоит у руля. Для тех, кто в режиме 24/7 занимается потреблением политизированного контента и не может вести спокойную дискуссию с представителем другой партии, объясню: если Республиканская партия была бы партией большинства, то она бы встретилась с таким же уровнем обвинений в инфляции, с которым сейчас сталкивается партия демократов. 

Home Value Index определяет типичную стоимость жилья в США. Источник

Средний ежегодный заработок в США — порядка $50 000. И если средняя стоимость жилья становится больше среднегодового заработка, значит, в стране напечатали слишком много денег. Это означает, что вы зарабатываете больше денег, сидя дома в пижаме, чем зарабатывали бы, где-то работая, при условии, что вы владеете этим самым домом. Но горе тому плебею, который арендует такое жилье. 

Инфляция достигла такого высокого уровня, что президент Джо Байден поручил г-ну Пауэллу, исполняющему обязанности главы ФРС, заняться решением этой проблемы. И пока он пытается выполнить поставленную задачу, 2022 год становится одним из худших за всю историю для инвесторов в финансовые активы. 

Уровень годового дохода 10-летних казначейских облигаций США с 1787 года

ФРС так отлично справилась с задачей снижения цен на активы, что в 2022 году годовой доход 10-летних казначейских облигаций США достиг самого низкого уровня с 1788 года. В яблочко! 

Я повторюсь: причина, по которой инфляция бесит весь электорат, заключается в том, что все вынуждены каким-то образом передвигаться и потреблять калории — простому человеку важны такие вещи, как стоимость топлива и еды. И даже несмотря на то, что каждый центробанк пытается обманным путем убедить население, что цена топлива и еды не может быть мерилом уровня инфляции, мы все замечаем, когда цены на эти базово необходимые вещи растут. Исторически неспособность правительства сдерживать такой тип инфляции приводила к революциям. 

ФРС считает, что, уничтожая спрос за счет отрицательного эффекта богатства, она может замедлить рост цен на топливо и еду. В теории это работает так: богатые люди, то есть те, которые владеют финансовыми активами, потребляют намного больше ресурсов, чем их братья и сестры из числа плебеев. И поэтому, если повысить процентные ставки, это резко обвалит рынки акций и облигаций. А это, в свою очередь, заставит богатых потреблять меньше, тем самым нивелирует инфляцию на топливо и еду. 

В своей недавней речи Губернатор Федеральной резервной системы Кристофер Уоллер сказал: «Я на протяжении нескольких собраний говорю о поддержке ужесточения политики и поднятия ставки на 50 базисных пунктов. В частности, я настаиваю на том, что поднятие ставки на 50 базисных пунктов должно происходить до тех пор, пока инфляция не опустится до целевых 2%. И к концу этого года мы должны установить ключевую ставку на уровне выше нейтрального, чтобы снизить спрос на продукты и рабочую силу. Это позволит восстановить баланс между спросом и предложением. И тем самым обуздать инфляцию».

И это могло бы сработать, если бы мир не погряз в псевдомировой войне. Я говорю «псевдо» потому, что США и НАТО открыто поставляют современные виды оружия в Украину, чтобы их национальные вооруженные силы напрямую боролись с Россией. И пока нет прямой конфронтации между Западом и Россией, то Запад находится в состоянии экономической войны с Россией посредством различных санкций. 

Россия и Украина — крупные производители топлива и продовольствия. И чем дольше будет продолжаться этот конфликт, тем меньше доступа будет у остального мира к этим ресурсам. А по-настоящему пугающий аспект заключается в том, что, даже после полного прекращения конфликта, из-за сложных механизмов обе страны не смогут быстро восстановить выработку продукции, чтобы она вернулась к тем же объемам, что и раньше. Мы можем потерять огромную часть глобального сельскохозяйственного и энергетического производства на десятилетия. 

Более того, Россия и Украина поставляют на мировой рынок значительную часть удобрений — без их экспорта урожаи сельскохозяйственных культур во многих странах, вероятно, резко снизятся. И если Россия будет вынуждена закрыть нефте- и газодобывающие объекты, поскольку на эти товары не будет покупателя с надлежащей логистической цепочкой поставки, потребуются десятилетия, чтобы она восстановила нынешний уровень выработки. Посмотрите очень информативное интервью с Питером Зейханом, чтобы лучше понимать текущую ситуацию вокруг поставок из России и Украины. 

ФРС может и дальше стараться стремиться уничтожить спрос на топливо и еду, но они будут продолжать расти в цене, пока торговля с Россией и Украиной не восстановится в полном объеме. Хотя это ужасная ситуация, у США, самой богатой страны в мире, существует простое решение проблемы инфляции.

Правительство США может предоставлять субсидии на топливо и продовольствие, что позволит поддерживать постоянное потребление этих жизненно необходимых вещей по доступным ценам. Такого рода субсидии могут быть в разных формах: в виде налога на сверхприбыль частных компаний, контроля стоимости различных товаров или же в виде так называемых продовольственных талонов, поставляемых напрямую от правительства. Сколько политиков высказались против выплат стимулирующих платежей во время COVID? И как много политиков любой из партий готовы встать перед избирателями и сказать: «Я хочу, чтобы вы платили больше за бензин и говядину, потому что я волнуюсь за финансовое будущее нашей страны»? Этого никогда не случится! 

Чтобы выплачивать субсидии, правительству нужны будут наличные деньги, что заставит выпустить казначейские облигации в свете увеличивающегося финансового дефицита. Но кто же выкупит эти облигации? 

В экономике военного времени центральный банк теряет свою независимость и объединяется с казначейством. Именно это произошло после Второй мировой войны и повторится сейчас. ФРС нажмет на кнопку и тут же начнет выкупать казначейские долговые обязательства по политически разумной процентной ставке. Привет, контроль над кривой доходности (Yield Curve Control, YCC)

YCC = $1 млн за биткоин.

YCC = от $10 000 до $20 000 за золото.

Внешним эффектом этой политики станет ускоренный рост глобальной инфляции и голода. Сильнее всего пострадают страны Глобального Юга, у которых нет возможности печатать деньги, чтобы решить макроэкономические проблемы. США отвечает за выпуск глобальной резервной валюты и имеет сильнейшую армию в мире, поэтому эта страна справится с трудностями. Она получит все, что ей требуется, за счет других. То же самое касается и стран ЕС, поскольку евро — вторая по популярности валюта, используемая в торговых операциях. При этом европейцы — эксперты в вопросах субсидирования, которые умеют манипулировать спросом и отдавать предпочтение отечественным производителям. Но если богатейшие граждане мира не обуздают свой уровень потребления во время сокращения глобального производства, все остальные начнут голодать. 

Но пока мы не дошли до этого этапа, который, как я полагаю, наступит в третьем квартале, ФРС будет ужесточать свою политику. И даже если S&P 500 и Nasdaq 100 упадут ниже 3 000 and 10 000 соответственно, ФРС ни на шаг не отступит. Владельцы активов, должно быть, почувствуют себя самыми гадкими утятами на свете. И пока глобальный финансовый рынок будет падать из-за роста номинальных процентных ставок, ФРС будет нервно оглядываться на статистику инфляции. Если инфляция цен на топливо и продовольствие в значительной степени не сократится, то политики будут вынуждены предоставить субсидии, чтобы угомонить взволнованных избирателей. 

Деньги на субсидии будут допечатаны ФРС. Именно в этот момент мы войдем в самый ажиотажный бычий рынок рискованных активов. И, если верить Феликсу Зулауфу, непревзойденному основателю хедж-фонда Zulauf Asset Management, через пару лет за этим последует крупнейший крах финансового рынка, который случается раз в поколение. Последует обвал фиатных валют, которые самоуничтожатся из-за допечатывания самой большой в истории человечества денежной массы. 

На фоне этих событий надувание «пузыря всего» начнется уже через пару кварталов. Однако нам еще не поздно спросить себя: мы достигли дна этого бычьего крипторынка? 

Покупка на дне рынка 

Учитывая, что криптовалютный рынок — последний свободный рынок в мире, на котором очень быстро растут риски, насколько мы можем быть уверены в том, что недавний крах TerraUSD / LUNA был локальным минимумом? 

Крипторынок уже достиг дна после нескольких повышений процентной ставки со стороны ФРС? Должны ли сейчас трейдеры с «бриллиантовыми руками» (то есть те, которые ни при каких условиях не продают актив, пока он не достигнет своего максимального ценового потенциала) открыть сезон покупок? 

Давайте я проведу вас через тьму и покажу вам графики, которые освободят от этих вопросов. 

Венчурный капитал и TerraUSD

Я хочу связать две теории:

  1. Венчурный капитал в техсекторе преимущественно направлен в дорогие бета-версии различных продуктов, представленных на рынке. Инфляция положила на лопатки такого чемпиона, как Netflix, потому что пользователи предпочли есть, а не покупать подписки, а такой гигант, как Facebook, и вовсе столкнулся с оттоком пользователей. Поэтому ситуация с общим финансированием и IPO резко ухудшилась в 1-м квартале 2022 года. Добавьте сюда рост номинальных процентных ставок, которые математически уничтожают ценность долгосрочных инвестиционных активов, таких как акции неприбыльных техкомпаний, и вы сможете представить ту боль, которую почувствовали основатели стартапов в Кремниевой долине, Чжунгуаньцуне Пекине и Мейфэре. 
  1. Эта теория была представлена одним из умнейших криптотрейдеров, которых я знаю. Лично я пока не проверял данный тезис, но, с логической точки зрения, он обоснован. В основе его теории лежит убеждение, что событие, которое разрушило пузырь TerraUSD, было запущено венчурными фондами, стремящимися обналичить свои LUNA при минимальном вреде для рынка.

Из-за прозрачности блокчейна ликвидацию огромных позиций со стороны ранних инвесторов в LUNA было бы слишком просто отследить. Протокол разрешал держателям LUNA обменивать свои криптовалюты на сумму в $1 на 1 UST по текущей рыночной цене LUNA/UST. Эти LUNA в результате сжигались, а на их сумму выпускались стейблкоины USDT, что глобально не влияло на цену LUNA. Через внебиржевые сделки (OTC) венчурные фонды обменяли большое количество UST на другие стейблкоины вроде USDT или USDC или даже на наличные доллары. Вуаля, таким образом прибыль от LUNA была монетизирована без сильного влияния на рынок. Однако в конечном счете предложение UST увеличилось настолько, что стоимость стейблкоина не соответствовала доллару США. 

Мой товарищ предполагает, что порядка $5 млрд было выведено именно таким образом. Крах TerraUSD начался с того, что в протоколе Curve произошла небольшая отвязка стейблкоина от $1. Это случилось из-за того, что слишком много UST было направлено в протокол по сравнению с другими стейблкоинами, такими как USDT или USDC. Но как только происходит даже небольшая отвязка, уверенность в проекте начинает быстро падать, и отрицательная выпуклость алгоритмических стейблкоинов приводит к непреодолимому нисходящему тренду. 

С учетом обоих этих событий, то есть сокращения балансов венчурных фондов из-за инфляции и краха LUNA-пузыря, мне кажется, что намного более масштабное условие сломило дух венчурных капиталистов, заставив их почти одновременно выйти из своих доходных инвестиций в LUNA. В этом я вижу руку ФРС. Таким образом, мне кажется, что падение TerraUSD — это косвенный результат сокращения ликвидности Всемирного банка. Но я думаю, что эти события лишь ускорили ту боль, которую мы бы почувствовали в любом случае через несколько месяцев из-за ФРС и центробанков других стран, которые ужесточили условия предоставления ликвидности. 

К слову, я не обвиняю ФРС в обвале TerraUSD. Этот коллапс был фактически запрограммирован в его протоколе. И эта информация была доступна любому, кто удосужился прочесть whitepaper проекта или же краткую историю алгоритмических стейблкоинов. Мой посыл в том, что действия ФРС стали катализатором того, что в любом случае произошло бы. И, к счастью, благодаря тому, что в криптомире нет финансовой помощи от государств, мы быстро дошли до реальной клиринговой цены, а теперь можем залечивать раны и дальше идти вверх. 

TerraUSD, как и любой центробанк, виноват в пренебрежении святой троицей. 

TerraUSD пыталась выплачивать очень высокие ставки по кредитам (20% в Anchor), привязать стоимость стейблкоина к $1 и иметь эластичное предложение, которое могло расти до бесконечности. Это до боли похоже на то, как центробанки устанавливают процентные ставки по кредитам, фиксируют курс обмена своей фиатной валюты по отношению к валютам в остальном мире, но имеют открытый счет для проведения операций с капиталом. Но это не работает в TradFi и (очевидно) не работает в DeFi. 

Показатели дна крипторынка 

Я искренне верю, что криптовалюта лидирует и на более масштабных рынках. Имеющиеся данные подтверждают такую точку зрения, в частности, в свете высокой корреляции BTC / ETH и Nasdaq 100 во время недавнего обвала рынков. Ниже представлены графики корреляции. Давайте посмотрим, как они резко пошли вниз. 

Далее представлены графики 10-, 30-, и 90-дневной корреляции BTC и девятимесячных фьючерсных контрактов на Nasdaq 100.

А здесь графики 10-, 30- и 90-дневной корреляции эфира и девятимесячных фьючерсных контрактов на Nasdaq 100. 

Как вы видите, в ходе распродажи криптовалюты отделились от множества других более рискованных активов. Это хорошо с точки зрения макроэкономики, но некоторые индикаторы указывают на то, что это был локальный минимум. 

Давайте сфокусируемся на BTC и ETH, поскольку это мои целевые активы. Оба актива находятся в долгосрочном бычьем рынке. Я имею в виду, что BTC и ETH, по сравнению с долларом США, с каждым бычьим/ медвежьим циклом достигают своих минимумов все выше и выше. Наибольшая просадка каждого следующего цикла по-прежнему выше исторического максимума предыдущего цикла.

Основные циклы BTC

Дальше предлагаю посмотреть на отличную таблицу от Glassnode, которая помогает мне понять суть трех основных циклов цены биткоина. Локальный минимум достигается при наибольшей просадке в сравнении с историческим максимумом (ATH) предыдущего цикла. Ниже представлена таблица этих уровней в ходе трех основных циклов цены биткоина.

Основные циклы ETH 

Эфир, в свою очередь, прошел через два ценовых цикла. Первый начался в тот момент, когда монета вышла на открытый рынок после ICO. А второй — после того, как эфир достиг дна на фоне краха ICO в 2017-2018 гг.

Но эти уровни — не точная наука. Вполне возможно, что на каких-то биржах активы торговались по более высокой или низкой цене, чем та, которую отметили аналитики Glassnode. Но в целом они хорошо передают общую суть, и с небольшими поправками мы можем понять, на каких уровнях нас ждет дно. Для биткоина это $25 000 — 27 000, а для эфира — $1 700—1 800

Во время этого цикла долгосрочный бычий рынок на графиках обоих активов соответствовал приведенным выше уровням. И, что более важно, локальный минимум достаточно близок к ATH предыдущего цикла. Это воодушевляет, потому что означает, что те, кто был вынужден продать по той или иной причине, уже почувствовали достаточно много боли. К сожалению, это также означает, что рынок заставляет большую часть трейдеров покупать на верхах, а продавать на низах. 

Если бы у меня был процессор всех иностранных языков, который смог бы собирать и обрабатывать все статьи про крипту из популярных финансовых СМИ, я бы изобрел индикатор лингвистического настроения. Может, кто-то из моих читателей уже создал модель такого индикатора и любезно поделится ею с широкой публикой? Но даже без такого индикатора после беглого просмотра кликбейтовых статей из Bloomberg, The Financial Times, The Wall Street Journal я понимаю, что редакторы злорадствуют, видя боль криптотрейдеров по всему миру. 

«Видите, я же говорил, что эти JPEG и крипто — мусор…»

«Биткоин бесполезен и тд, и тп.»

«DeFi не предлагает ничего, кроме новых методов спекуляций … это просто казино … бла-бла-бла.»

«Разве не замечательно, что мы теперь экономим столько электроэнергии из-за падения крипторынка на 50%!»

Я уверен, что вы тоже недавно читали что-то подобное. 

Когда рынок достигает верхов, все восхваляют криптовалюты. Когда же рынок на дне, то мы читаем истории про то, как у м-ра Алгера конфисковали «Ламбо», потому что он не смог расплатиться по кредитам в протоколе Anchor. 

Мой чек-лист, указывающий на дно рынка:

  1. Биткоин и эфир снижают корреляцию с Nasdaq 100.
  2. Текущая цена обоих активов близка к максимумам предыдущих циклов.
  3. Популярные финансовые СМИ злорадствуют, рассказывая о жадности глупых плебеев, которые ненадолго смогли обогатиться.

Три страйка и ты выбыл! 

А теперь — бонус-раунд. Во время краха TerraUSD фонд Luna Foundation Guard (LFG) продал порядка 80 000 биткоинов. Они должны были попрощаться с Господином Сатоши, чтобы защитить привязку к доллару США. Еретики всегда погибают. 

Но если информация о выводе BTC из кошельков LFG общедоступна и всем известна, то до сих пор непонятно, были ли монеты на самом деле проданы. У меня нет причин сомневаться в правдивости заявлений LFG, поэтому давайте предположим, что 80 000 биткоинов были проданы во время краха TerraUSD. Во время кризиса даже самые сильные руки иногда вынуждены продавать свои биткоины из-за невыгодных договоренностей и неудачных стратегий. LFG как раз и стал таким продавцом. Отдать 80 000 биткоинов — это настоящий подвиг. Поэтому я еще больше уверен, что уровни $25 000 — 27 000 — это дно текущего цикла для биткоина. 

Choppa Fellas 

Политика должна идти в ногу с макроэкономикой, чтобы некий катализатор позволил крипте выйти из медвежьего рынка. Мы достигли дна (я надеюсь), но это еще не означает, что цены биткоина и эфира автоматически взлетят до $70 000 и $5 000. 

Нас еще ждут впечатляющие ралли медвежьего рынка, которые вынудят трейдеров, имеющих потери, продать свои активы. Сейчас многие еще держат позиции, которые на 50—90% ниже стоимости открытия. Эти трейдеры хотят сократить свои убытки и выйти по более приятной цене. Они морально не готовы предоставить больше личного капитала, чтобы закупиться по «ломовым ценам». Поэтому в ходе любого ралли будут продажи, пока рынок не очистится и трейдеры с «бриллиантовыми руками» не выйдут из спячки. 

Хаотичные ценовые скачки вытряхнут все средства из краткосрочных трейдеров, которые не до конца верят в то, что это дно. Эти ребята хотят поймать падающий нож (термин, описывающий резкое падение цены актива — прим. ред. Media SIGEN.pro) и быстренько выйти с профитом. Но, поскольку у них нет веры в собственную сделку, они слабы. И рынок быстро избавит их от капитала. 

Именно по этой причине политика и макроэкономика должны объединиться, перед тем как крипторынок вновь пойдет вверх. Будьте терпеливы, не слушайте шум рынка и сосредоточьтесь на том, что действительно важно. 

Накопление 

В статье «Five Ducking Digits» я предложил сценарий, в рамках которого цена эфира может достичь $10 000 до конца года. Однако в свете последних событий многие из вас, наверное, хотят узнать, придерживаюсь ли я этого прогноза. Если кратко, то — да! Однако, поскольку продолжение бычьего рынка — это вопрос политики, я не очень уверен в приведенных мною временных рамках. 

Моя политическая теория основана на том, что основные принципы инфляции товаров, которые волнуют американских избирателей (или любых других граждан), — топлива и еды — существенно не смягчатся, даже несмотря на попытки ФРС продавить рынки рискованных активов. Поэтому в день выборов никто не будет счастлив. Те, кто владеет финансовыми активами, будут чувствовать себя беднее, ведь они будут вынуждены платить все больше и больше, чтобы заправить свои топливные баки и заполнить холодильники. Беби-бумеры — самое многочисленное и богатое поколение, а также самый важный избирательный блок. Они владеют огромным процентом мировых финансовых активов и подходят все ближе к пенсионному возрасту, поэтому вскоре им придется жить на фиксированный доход. Финансовые активы с низкой доходностью и растущая инфляция цен на топливо и еду — это наихудший сценарий для пенсионера со множеством финансовых активов. Бумеры будут в бешенстве и избавят нас от тесной клетки ликвидности центральных банков. 

Так что ФРС будет вынуждена изменить свою политику в сторону более мягких мер. Для терпеливых трейдеров, которые могут ждать годами, игра будет стоить свеч. А тем, кто торгует на более короткой дистанции дня, недели, месяца или даже квартала, остается только пожелать удачи. Так что приготовьте памперсы для своего зада и будьте готовы нянчиться с биткоином.