Дисклеймер: данный материал является второй частью перевода эссе Артура Хейса под названием «Ради войны» (For the War) от 7 сентября 2022 года. Представленные в материале идеи — личное мнение автора. Они не должны служить основой для принятия инвестиционных решений либо быть истолкованы как рекомендации или советы для участия в инвестиционных сделках.

Финансовые репрессии 

Возвращаясь к теме Второй мировой войны, напомню, что флаги ввели контроль за движением капитала и их внутренний капитал застрял внутри страны, а простакам были доступны ограниченные возможности для инвестиций. Что же дальше правительство сделало для того, чтобы получить капитал своих граждан и направить его на военные нужды? Оно с радостью предоставило долговые обязательства для своих патриотов, чтобы они смогли финансово поддержать боевые действия. Там, где это было возможно, я постарался составить численную сводку реальной доходности различных военных облигаций или других гособлигаций, выпущенных во время или после войны. 

Американские военные облигации 

К счастью, Казначейство США составило отличный отчет об истории финансирования Второй мировой войны. И хотя я не могу предоставить похожие отчеты для остальных стран, обратите внимание, каким способом собирались средства и под какими предлогами это было сделано. Ниже представлены отрывки из отчета с яркими комментариями от меня. 

К началу 1941 года госдолг стремительно рос. Также возрастала и возможность инфляции цен в виду того, что расходы на оборону вливали в экономику деньги, вытесняя с рынка товары потребления. Была очевидная необходимость в том, чтобы изъять избытки средств из потока расходов, сохранив их на будущее. Этот шаг помог бы снизить инфляционное давление в самый критичный момент. 

Это азы экономики — госрасходы вытесняют частный рынок. Если правительству нужен танк, то у вас не может быть стиральной машины. 

Правительство создало новые бюрократические структуры для того, чтобы разместить на рынке свеженапечатанные военные облигации. Известные художники создавали постеры и баннеры, которые должны были убедить обычного гражданина отказаться от собственного капитала. 

Участие войск США в войне принесло новые проблемы для правительства, решение которых легло на плечи граждан. Нормированное распределение — экономное использование — рабочая сила — распределение дефицитных материалов — это лишь некоторые из критически важных программ (помимо покупки военных облигаций), где требовалось сотрудничество граждан.

Здесь все предельно ясно, лучше и я бы не смог сказать. 

Осознание пришло в тот момент, когда продажи мелких облигаций небольшим инвесторам шли очень хорошо. На фоне этого возник неприятный вопрос: сработает ли добровольная программа облигаций или же здесь необходимо разработать систему принудительных займов правительству (то есть принудительные сбережения)? 

Только министр финансов Моргентау при поддержке президента Рузвельта выступил против этого плана [Плана принудить обычных граждан передать свои сбережения государству]. По мнению министра, именно добровольный подход был «демократическим путем». Но даже он был вынужден признать, что если будущие военные займы не приведут к нужным результатам, то, возможно, понадоибтся внедрить какуе-то форму принудительных сбережений. 

Если граждане не захотят добровольно дать то, что нужно государству, то государство обязано это забрать насильно. И несмотря на то, что «принудительный» вариант так и не был использован, Казначейство США было готово сделать все, чтобы профинансировать военные действия. Даже если это означало лишение прав собственности граждан США. 

В период с 1941 по 1945 гг власти США выпустили $186 млрд в военных облигациях. Ниже представлено фото одной из них. 

Но были ли эти облигации хорошей инвестицией? Все зависит от то, что вы считаете «хорошей» инвестицией. Если под «хорошей» вы подразумеваете то, что облигация принесла держателю доход, превышающий инфляцию, то график ниже должен опровергнуть любые ваши представления о том, что это были «хорошие» инвестиции. 

Прочитайте Приложение к этому эссе, если хотите лучше разбираться в расчетах и источнике данных.

Срок погашения этих облигаций — 10–12 лет. Предположим, вы купили облигации во время их выпуска и держали до момента погашения. График выше показывает, сколько денег вы потеряли в реальном времени. Это просто поразительно. 

Но с точки зрения государства программа по выпуску военных облигаций была невероятно успешной. Во время войны граждане добровольно передали государству сотни миллиардов долларов дефицитного капитала. Этот капитал использовался для вооружения и питания солдат вместо того, чтобы поддерживать конкуренцию за дефицитные потребительские товары и бороться с внутренней инфляцией. 

Великобритания 

Консоли в Великобритании (консоли — правительственные облигации без определенного срока погашения — прим. ред. CryptoPizza News) имеют самый длительный срок эмиссии среди всех современных национальных государств. Выпуск консолей длился с 1756 по 2015/16 год. Но мы разберем доходность этих облигаций только во время и после Второй мировой войны. 

Прочитайте Приложение к этому эссе, если хотите лучше разбираться в расчетах и источнике данных.

В период с 1939 по 1945 гг держатели консолей потеряли в реальном выражении порядка 24%. Спасибо, что играли с нами! 

Германия

В крайне познавательной статье «Финансирование экономики Германии во время Второй мировой войны» автор Зденка Джонсон описывает следующие меры по получению капитала и финансированию войны: 

Предпринимателям, ведущим торговлю с Рейхом, пришлось принять тот факт, что до 40% платежей за их товары и услуги были в виде беспроцентных налоговых векселей (Steuergutscheine). Эти ваучеры могли быть использованы для оплаты налогов в будущем, а также предоставляли налоговые льготы. Этот долговой инструмент решал несколько проблем сразу — государство получало выгодный кредит, снижая свои расходы по наличности, а также не должно было выпускать большой объем военных облигаций. Через полгода действия закона частные компании «одолжили» государству 5 млрд марок.

При этом возможности инвестировать в частные ценные бумаги были ограничены. Для банков и частных инвесторов де-факто не было никаких других вариантов инвестиций [кроме как государственные ценные бумаги]. В 1940 году сберегательные банки предоставили государству 8 млрд марок. На следующий год этот показатель составил почти 13 млрд марок. К концу 1944-го две трети сбережений хранились в ценных бумагах, 95% из которых были гособлигациями. 

Во время и после войны Германия придерживалась стандартных способов финансирования войны. Запереть капитал внутри страны, а потом заставить одалживать его государству по заниженным ставкам. 

Как упоминалось выше, изолированный капитал частных лиц и предприятий в принудительном порядке был передан государству. Несмотря на то, что я не смог найти полные данные о доходности гособлигаций и критериях измерения потребительских цен, ниже я привел таблицу, в которой показано, как раздувался госдолг во время войны. Единственный показатель доходности гособлигаций, который я сумел найти, указывает на то, что в 1939 году доходность составила в среднем 3.9%, а в в 1942-м снизилась до 3.5%. Доходность снизилась, в то время как госдолг вырос в 4.5 раза. Когда предложение резко возрастает, отсутствие соответствующего скачка в спросе обычно приводит к падению рынка. Когда цены на гособлигации упали, доходность выросла. А значит, даже из этой скудной информации можно понять, что правительство экономило деньги за счет того, что принуждало граждан «инвестировать» свободный капитал в государство. 

Источник: «Финансирование экономики Германии во время Второй мировой войны»

Япония

У меня нет данных по гособлигациям или инфляции за военный период. 

Хотя ни одна гособлигация вышеперечисленных стран не приносила доходность выше инфляции, страны-победители хотя бы получили сумму долга плюс проценты. Держатели гособлигаций Германии были вынуждены столкнутся с дефолтом и серьезными юридическими проблемами в получении того, что им причиталось, после войны. Очевидно, что быть на стороне победителя — прибыльно. 

Сегодняшний конфликт 

На данный момент ни одна из сильных держав не начала продавать гособлигации, в частности потому, что с технической точки зрения США/НАТО и Россия/Китай не воюют между собой. Однако во времена, когда капитал стал намного более мобильным, следите за тем, как меняются правила и законы об инвестировании государственных и частных пенсионных счетов. Поколение беби-бумеров по всему миру хранит триллионы долларов в этих управляемых пулах. Государства намеренно создали такие правила, чтобы этот капитал мог быть инвестирован в «одобренные» инструменты. Следите за ростом ограничений вариантов инвестирования пенсионных накоплений, которые в первую очередь будут направлены на нужды государства. 

Я должен есть

Теперь давайте пройдемся по последней масштабной форме экономического контроля, которой пользуется государство во время войны: нормирование продуктов питания. А также разберем, как это сказалось на ценах и зарплатах граждан во время Второй мировой войны. Перед тем как мы приступим, хочу отметить, что ситуация, похожая на нормирование продуктов питания во время Второй мировой войны, вряд ли повторится. Скорее всего, мы увидим нехватку продовольствия, а не прямое нормирование продуктов питания (об этом ниже). Но я думаю, что нехватка продовольствия окажет аналогичный эффект на цены и культуру. Поэтому полезно знать, как именно происходило нормирование продуктов питания в этот период. 

Япония 

Впервые нормирование продуктов питания было официально имплементировано в 1938 году и «расширилось на все предметы первой необходимости к 1942 году». Как отмечал Джунко Баба, нормирование происходило под слоганами «Роскошь — это враг» и «Не желай, пока победа не одержана». Продукты питания систематически контролировались, отслеживались и распределялись между домохозяйствами через ассоциации соседей (тонари-гуми), которые были в каждой общине по всей стране. 

Поставки риса контролировались государством с 1939 года, в то время как нормирование товаров общего потребления началось в 1940 году. К 1942 году рис, пшено, ячмень и рожь оказались под монопольным контролем государства. Даже несмотря на строгий надзор полиции, черный рынок, или как я его называю — свободный рынок, процветал. Он обеспечивал условия для обмена и торговли различными видами потребительских продуктов питания. (Конечно, формулировка «черный рынок» имеет негативную коннотацию, однако ты просто пытаешься прокормить свою семью. И меня, как темнокожего, задевает, что черный цвет не символизирует что-то красивое. В связи с этим и ребрендинг). 

Ниже представлен график, который отражает, насколько сильно могут отличаться цены на базовые товары, а именно цена на рис во время Второй мировой войны. 

Если вы когда-нибудь были в Японии (или в Азии в целом), вы знаете, как важен рис в рамках их рациона. Во времена самураев войнам платили в рисе (называемым коку). 

Из графика выше видно, что «реальная» цена риса была почти в 10 раз выше официальной. Учитывая, что основные продукты питания были сильно нормированы, если вы хотели есть в свое удовольствие или просто получать хотя бы какую-то еду, то вам надо было платить высокую цену за рис. Если только ваш доход не увеличился в 10 раз после начала войны, то вы, скорее всего, оказались на 90% беднее в пересчете на рис тех фиатных бумажек, которые вы прятали в матрасе. Риторический вопрос: сколько стоят фиатные деньги, если вы даже не можете позволить себе миску риса? 

У меня нету подобных графиков, чтобы проиллюстрировать рыночную цену базовых продуктов питания в США, Великобритании и Германии, но я кратко опишу, как было устроено нормирование продуктов питания в этих странах. 

США

В США нормирование продуктов первой необходимости в военное время использовалось широко. Шины, сахар, мясо, молоко, кофе и многие другие товары могли быть куплены только за правительственные продовольственные баллы. Как писала Лаура Шумм: «30 января 1942 года Закон о чрезвычайном контроле за ценами предоставил Управлению по контролю за ценами (OPA) полномочия устанавливать предельные цены и нормировать продукты питания и другие товары, чтобы предотвратить накопление запасов и обеспечить справедливое распределение ограниченных ресурсов». Сложная бюрократическая система отвечала за контроль за нормированием, в котором участвовало более 8 000 местных отделений и которая включала в себя ежемесячную переоценку баллов. Разные слои населения получались разные льготы, а каждый гражданин имел именной буклет купонов. Власти призывали домохозяйства выращивать «сады победы», чтобы по возможности самостоятельно обеспечивать себя продуктами питания. 

Великобритания 

Великобритания начала нормировать продукты питания в 1939 году, а за программу отвечало Министерство продовольствия. Базовые продукты питания (мясо, сахар, сыр и т.д.) и другие продукты (сухой завтрак, печенье, рис) распределялись по купонам. Несмотря на то что овощи и фрукты никогда не нормировались, длинные очереди и дефицит затруднили для большинства семей процесс обеспечения продовольствием. Продукты питания распределялись между семьями по-разному: рабочие получали большую долю, дети — больше жиров, матери — больше молока и так далее. Правительство также поощряло выращивание урожая в «садах победы». 

Германия

Нормирования продуктов питания в Германии началось в 1939 году вскоре после начала военных действий. Гражданам выдавались карты (обновлялись каждые 4 недели) с разными баллами для покупки продуктов питания. Несмотря на то что строгое нормирование продовольствия вступило в силу только в 1942 году, нехватка в магазинах таких продуктов, как мясо, яйца, молоко, хлеб и многих других, наблюдалась и в предыдущие годы. Германия также выдавала различные пайки в зависимости от статуса гражданина (больше — для рабочих, матерей, меньше — для евреев и т.д.). Неудивительно, что в стране активно развился рынок свободного обмена. 

Сегодняшний конфликт 

Давайте вновь перемотаем время вперед. Ни США, ни Европа, ни Россия, ни Китай не приступили к нормированию продуктов питания. Но помните, что история — это неидеальный гид по будущим событиям. Если раньше нормирование помогало кормить голодных людей на их пути к славе, то нынешний вариант нормирования продовольствия, вероятно, будет другим для всех стран, вовлеченных в Третью мировую войну, и тех стран, которые зависят от экспорта продуктов питания из этих держав. 

Учтите, что причина, по которой многие из нас могут зарабатывать на жизнь, глядя в монитор компьютера, — современное сельское хозяйство. Мы используем ископаемое топливо для заправки механизированного сельскохозяйственного оборудования и используем наши знания промышленной химии, чтобы производить удобрения в огромных масштабах. Это позволяет меньшему числу людей работать фермерами без каких-либо негативных последствий для огромного современного сельскохозяйственного производства. Короче говоря, индустриализация и урбанизация позволили человеку перебраться с фермы в город. 

Представьте мир, в котором страны, производящие непропорционально большее количество удобрений, ограничивают экспорт во враждебные страны. Представьте мир, в котором страны, ставшие «мастерскими мира», отказываются поставлять критически важные компоненты для промышленного сельскохозяйственного оборудования. Представьте мир, в котором потоки энергетики нарушены и нет ископаемого топлива для того, чтобы обеспечить работу сельскохозяйственной техники. В результате мы увидим сильное падение урожайности, а затем и голод в некоторых странах. 

Учитывая, что в сражениях участвуют не миллионы людей, которых надо кормить, я прогнозирую, что нехватка, вызванная ограниченным экспортом и скромными доходами от сельского хозяйства, заменит более явную нехватку продуктов питания во время Второй мировой войны. Как многозначительно сказал Логан Рой: «Сколько стоит пинта молока?».

Местная фиатная валюта не сможет угнаться за инфляцией на продовольствие. Если вы сейчас наблюдаете инфляцию на продукты питания, это значит, что вашей стране структурно недостает некоторых ингредиентов для современного сельского хозяйства. И никакое допечатывание денег не спасет ситуацию дефицита. Правительства всегда прибегают к квотам и субсидиям, чтобы снизить давление, но это никогда не работает, а только усугубляет ситуацию. Зачем предприятию брать на себя риск и пытаться решить проблему, когда правительство все равно просто экспроприирует частную собственность, чтобы обеспечить людей продуктами питания?

На фоне этого свободные рынки начнут процветать. В прошлом свободный рынок был физическим. Но если наличные будут запрещены и только электронные формы денег будут приниматься (например, CBDC, цифровая валюта центробанков?), то в таком случае свободный рынок товаров будет устанавливать цены в электронной валюте, которую государство не сможет конфисковать. Я прогнозирую, что такой валютой свободного рынка станет биткоин.  

Прочь 

Главная мысль, которую вы должны вынести — у государства есть широкий арсенал инструментов для того, чтобы принудить граждан к финансовой преданности и ограничить вашу способность инвестировать. История показывает, что такие способы контроля (вместе с другими последствиями войны) обычно наносят существенный ущерб финансам простаков.

Учитывая это, лучшее время, чтобы вырваться из тисков контроля за движением капитала в военное время — сделать это до того, как такие меры будут введены. Запомните, что сейчас ваш собственный капитал в фиате равен нулю и вы пользуетесь своим банковским счетом, портфелем акций и недвижимостью лишь с благословения государства. Но когда государство скажет «Нет» свободе капитала, считайте, что игра окончена.  

В век цифровых технологий мы должны быть хорошо осведомлены о том, какие цифровые финансовые активы являются фиатом, а какие — настоящими децентрализованными криптовалютами. Если вы думаете, что избежите контроля капитала за счет перевода своих  EUR в CHF (швейцарские франки — прим. ред CryptoPizza News), вы упускаете то главное, что я вам пытаюсь донести. Любой цифровой актив, хранящийся внутри банковской системы, вне зависимости от валюты, может быть конфискован. Вспомните определение Золтана «Внутренних денег» и «Внешних денег», о которых я писал более подробнее в эссе «Energy Cancelled»

Ценность биткоина и его блокчейн-сети не обусловлена банковскими организациями. А значит, он существует вне системы и является «Внешними деньгами». Конечно, государство может отключить интернет и всю электросеть. Но это будет сигналом о том, что ваша страна уже проиграла войну. В таком случае вместо того, чтобы волноваться за свои финансовые активы, лучше надейтесь, что у вас есть паспорт другой страны, который поможет вам сбежать.   

Правительство может запросто запретить обмен фиата на биткоины и, скорее всего, именно это и случится, чтобы предотвратить отток капитала. Однако вряд ли оно сможет конфисковать биткоины у тех, кто уже ими владеет. И вот почему.  

Внутренняя ценность биткоина

В любой момент времени невозможно математически доказать, что определенный публичный адрес в сети Bitcoin принадлежит мне или что я имею право тратить биткоины, хранящиеся на этом адресе. Только когда я подписываю исходящую транзакцию, отправляя биткоины, можно доказать, что у меня был доступ к этому адресу в определенное время. Это революционная технология, которую еще не все оценили по достоинству.  

С другими денежными активами я могу с легкостью определить, кто их владелец без дискретных действий со стороны предполагаемого владельца. Скажем, если вы говорите, что у вас есть слиток золота, то я могу увидеть это золото. Если вы говорите, что на вашем банковском счету $1 млн, я могу попросить банк это подтвердить. Если вы говорите, что владеете этим домом, я могу спросить у государства, чье имя указано на свидетельстве регистрации недвижимости. Но с биткоином я не могу быть уверенным, что у вас на самом деле есть доступ к активам, хранящимся на этом адресе, только потому, что я предполагаю, что этот публичный адрес принадлежит именно вам.

Более того, биткоин не имеет физической формы, и я могу запомнить приватный ключ и использовать свои биткоины, когда захочу, без того, чтобы кто-то об этом смог узнать. Не существует видимых признаков, по которым можно определить, сколько у меня биткоинов. 

То есть можно незаметно конвертировать фиат в биткоин. У биткоина нет массы. $1 млн, конвертированный в биткоин, так же невесом, как и $1, конвертированный в биткоин. А вот $1 млн, обменянный на золото, весит много тонн. Защитить несколько тонн золота от государства крайне сложно. Слиток золота, фиатные деньги в банке или ваш дом также можно отнять у вас без вашего согласия.

Чтобы забрать «ваш» биткоин, потребуется узнать ваш приватный ключ (пароль) или подписать им транзакцию. Но что если вы «забудете» свой пароль от биткоин-кошелька? Тогда все средства будут полностью недоступны. Так что власти могут даже принять законы, которые дадут им право собственности на определенную группу публичных адресов. Но обеспечить исполнение этих требованией будет довольно сложно, поскольку контроля над биткоинами, находящимися в этих кошельках, государство без вашего согласия получить не сможет.

Конечно, есть достаточно простой способ заполучить ваше согласие. Госслужащий, вооруженный тупым предметом или пистолетом, может прийти к вам домой и потребовать подписать транзакцию, передающую ваши биткоины государству. Вы можете, конечно, и здесь использовать отговорку, что «забыли пароль». Но это приведет к применению сыворотки правды в виде «усиленных методов допроса», например, скорее всего, вы вспомните свой приватный ключ, а может, и не вспомните. Если нет, то вы можете остаться калекой или ваша жизнь может быть окончена — все зависит от масштабов низменности вашей страны. Но они все равно не смогут добраться до ваших биткоинов.

Как биткоин будет выживать

Предположения:

  • Тотальная мировая война
  • Контроль капитала

Как, имея в виду эти предположения, биткоин может быть добыт? Учитывайте, что майнинг поддерживает работоспособность сети Bitcoin, поскольку это процесс верификации и подтверждения транзакций. 

Очевидно, что любая страна с современными взглядами на контроль капитала может запретить майнинг биткоина на своей территории. Что станет с сетью Bitcoin, если крупные экономики сражаются друг с другом? 

Одна сторона может использовать биткоин как финансовое оружие. Если группа стран  будет верить, что работы сети Bitcoin ослабит их противника с финансовой точки зрения, то, согласно теории игр, они, вероятно, одобрят майнинг. Это будут нестабильные отношения, и если в какой-то момент власти страны решат, что майнинг сыграл свою роль, то они запретят эту деятельность и конфискуют все майнинговое оборудование. 

С другой стороны, в любых конфликтах есть нейтральные страны — они получают существенную экономическую выгоду за то, что позволяют обеим сторонам войны сосуществовать на своей территории. Швейцария не участвовала ни в одной из мировых войн, несмотря на то что находится в самом центре Европы. В Швейцарии нет огромного объема природной энергии, но представьте, что другая страна с богатыми источниками таких ресурсов, например, гидро- или геотермальной энергетики, решит занять нейтралитет. Это станет идеальным местом для BTC-майнеров. Они будут вынуждены платить высокий налог, но по крайней мере им разрешать добывать биткоин. Bitcoin-сеть продолжит существовать — и нейтральная страна станет родиной криптокапитала.    

Наконец, вспомните времена до 2013 года, когда ASIC-майнеры только стали коммерчески доступны. Майнинг биткоина был прибыльным делом даже для любителя — нужен был только персональный компьютер. Очевидно, что хешрейт сети был в разы ниже, чем сейчас. Но красота сети Bitcoin в том, что сложность майнинга — саморегулирующаяся величина. А это значит, что BTC-майнинг, возможно, вновь станет деятельностью, которая принесет прибыль для обычного пользователя компьютера, а не только для чрезвычайно капитализированных майнинговых компаний. Если коммерческий майнинг окажется под запретом (явным или неявным), то Bitcoin-сеть все равно сможет работать при условии, что люди будут находить для себя пользу в этом.

Переключатель стоимости  

«Артур, ты просто пишешь пугающую хрень, чтобы оправдать свои длинные позиции в условиях ядерного медвежьего рынка».

Я думаю, что услышу много подобной риторики в ответ на это эссе. И если ваше мнение таково, то вы не поняли, что я вам хотел сказать. 

Читатели могут также расстроиться, что я не дал никаких прогнозов по ценам в случае, если экономическая война будет набирать обороты. Момент, когда война становится «тотальной» для обеих сторон, наступает, когда у тебя больше не остается вариантов для своей финансовой защиты. Фиатная цена биткоина больше не будет существовать. Какая разница, сколько USD/EUR/JPY/CNY/RUB надо отдать за один биткоин, когда вам запрещают конвертировать фиатные валюты во что-то кроме гособлигаций? 

В этот момент я рассчитываю, что стоимость биткоина сменится с фиатного курса к курсу нефти. Нефть — источник энергии, которая питает современную цивилизацию. Владение биткоином позволит поддерживать постоянную покупательную способность по отношению к нефти. «Биткоин за баррель нефти» — вот новый обменный курс. 

Ничего не путайте

Цель в том, чтобы иметь финансовую гибкость в условиях любых капризов войны. Не стоит хранить 100% своего капитала в фиате в одном инструменте, будь то биткоин, национальная фиатная валюта, облигации, акции, недвижимость, товары или золото. Но возможность конвертировать свои фиатные активы в биткоин и другие «реальные» активы у вас есть сегодня. А завтра ее может и не быть. Помните об этом.