После начала военных действий в Украине против России ввели беспрецедентное количество экономических санкций. И если российской экономике обещают новые 90-е, то каковы прогнозы относительно крипторынка? Стоит ли бояться блокировки криптоактивов? Продолжат ли западные площадки сотрудничать с россиянами и останется ли майнинг прибыльным при новом курсе доллара? А главное, будут ли власти поддерживать криптосектор, чтобы обойти санкции? Вместе с экспертами криптоотрасли мы нашли ответы на все эти вопросы, а также разобрались, что ждет российский крипторынок в ближайшей перспективе. Спойлер: не торопитесь с него уходить. 

Рост спроса на децентрализованные инструменты

Из-за введенных санкций многие регулируемые централизованные биржи и криптокомпании ограничивают доступ к своим сервисам для клиентов из России, подчиняясь требованиям властей. Но есть и те, что отказываются работать с российскими криптопользователями по собственной инициативе. 

Напомним, что работу с россиянами уже приостановили такие крупные южнокорейские криптобиржи, как Upbit, Gopax, Bithumb и Korbit. В то же время биржа Binance прекратила поддержку карт Mastercard и Visa, выпущенных на территории России, а о готовности блокировать россиян по первому требованию властей заявили Coinbase, Gemini, FTX, Kraken, EXMO, Tether, Circle (эмитент USDC) и NFT-маркетплейс OpenSea. 

Еще недавно многие считали регулируемость криптобиржи плюсом. Но сейчас, как показывает практика, самое правильное решение для пользователей из России — вывести активы из централизованных криптобирж (CEX) и кастодиальных проектов и перевести их на децентрализованные, некастодиальные или аппаратные альтернативы. Централизованные платформы могут заблокировать средства пользователей, так как владеют их приватными ключами. Поэтому гораздо безопаснее отказаться от централизованных кастодиальных сервисов и полностью контролировать собственные средства с помощью децентрализованных инструментов: DeFi-протоколов и децентрализованных криптобирж (DEX), кроссчейн-мостов, и даже запуска собственной BTC-ноды. Ранее мы подробно рассказали о том, как обойти санкции с помощью децентрализованных инструментов

Пока что большинство криптобирж и сервисов продолжают работать с российским клиентами и не вводят против них жестких ограничений. Это обусловлено тем, что многие игроки криптоотрасли по-прежнему стремятся соблюдать принципы экономической свободы, а также тем, что российские клиенты составляют значительную часть рынка. Поэтому предпосылок к массовой блокировке всех россиян со стороны большей части мировых криптобирж нет. «Крипторынок чувствует себя гораздо свободнее, чем другие финансовые сегменты», — замечает Дмитрий Носков, эксперт криптобиржи StormGain.

​​Девальвация рубля и ограничение валютных расчетов привели к росту объемов торгов биткоином и стейблкоинами, прежде всего USDT, в паре с рублем. «Россияне активно скупают USDT: он сейчас доступнее и дешевле, чем наличные доллары», — замечает Дмитрий Кудинов, руководитель отдела финансовых продуктов майнинг-пула EMCD. 

Сейчас многие криптопользователи предпочитают максимально избавляться от падающего рубля в пользу более надежных в нынешних реалиях криптовалют. Остальные же переводят свои средства с CEX, чтобы защитить активы от возможных блокировок. Более того, Дмитрий Носков предполагает, что часть российских компаний может и вовсе «в серую» использовать USDT для расчетов с зарубежными партнерами и при проведении трансграничных платежей. Однако Михаил Аленушкин, управляющий директор Pre-IPO фонда 3V Fund, подчеркнул, что такие расчеты для юрлиц незаконны. 

«На рынок криптовалют пришло большое количество новых инвесторов, которые пытаются сберечь свои накопления от инфляции. Ситуация со ставками на обмен USDT аномальная. В середине февраля USDT торговался с небольшой доплатой на Forex по отношению к рублю. Сейчас ситуация меняется каждый день, на р2р-рынке формируется своя ставка на доллар, значительно отличающаяся от обмена в банковских приложениях и на московской бирже. Если вы не доверяете USDT, так как эмитент может заморозить ваши активы, обменяйте их на более надежные алгоритмические стейблкоины — UST или DAI. У них достаточная капитализация и децентрализованный принцип работы», — рассказал Андрей Косарев, финансовый директор агрегатора обменников Monetory.io.

В то же время почти все наши эксперты отмечают, что на обычных криптопользователей санкции повлияли слабо. Они просто лишились возможности простой и быстрой покупки цифровых активов на централизованных биржах. Но в остальном их возможности остались теми же. Ведь благодаря децентрализации блокчейна никто не может заморозить ваши активы, если у вас есть приватные ключи от них. 

«Для простого пользователя не изменилось почти ничего. А все возникшие неудобства профессиональные игроки рынка стараются оперативно решать и находить пути обхода любых запретов. Санкции коснулись очень ограниченного числа лиц, а на тотальную заморозку пошли только в непопулярных среди россиян криптобиржах Украины и Южной Кореи. Остальные крупные игроки придерживаются нейтралитета и принципов экономической свободы», — замечает старший аналитик агрегатора обменников Bestchange․ru Никита Зуборев. 

Он полагает, что для криптоинвесторов из РФ куда страшнее могут оказаться не санкции Запада, а российские контрсанкции, которые могут быть направлены на усиление контроля вывода капитала из страны. Если власти решат еще больше ограничить пути вывода средств за рубеж, то новых запретов и ограничений стоит ожидать и для криптосферы. 

«Пока сложно оценивать будущее российского криптосегмента, но в то же время даже в условиях самых жестких запретов невозможно будет заблокировать эту сферу полностью из-за большого количества внебиржевых игроков и отсутствия контроля за некастодиальными криптокошельками. Пока все планируемые ранее запреты и ограничения продолжают находиться на стадии законопроектов или и вовсе лишь в виде словесных интервенций», — резюмирует Никита Зуборев. 

Рост пользовательской базы криптообменников 

Централизованные биржи, применяя санкции, подорвали доверие к себе. Теперь пользователи из РФ, которые хотят вывести средства в фиат, скорее, воспользуются услугами обменников и р2р-площадок. Притоку пользователей способствуют и ограничения на использование на зарубежных площадках карт Visa и Mastercard, выпущенных в России. 

При этом введение санкций против РФ не отразилось на работе криптообменников, поделился своим наблюдением Никита Зуборев. Но стало сложнее работать с международными переводами, усложнились схемы работы с валютой в России и появились реальные риски блокировки счетов в кастодиальных сервисах, которые использует в своей работе большинство обменных пунктов. 

«Но каких-то блокирующих деятельность санкций или местных запретов не появилось, обменные пункты работают в штатном режиме, хоть мы и вынуждены теперь тратить больше ресурсов на обеспечение бесперебойной работы», — отмечает старший аналитик Bestchange․ru. 

Что касается модели взаимодействия с обменниками, в том числе криптовалютными, то здесь все как и прежде — банкинг всегда заключался в транзакциях внутри страны, а некастодиальные криптовалютные кошельки невозможно заблокировать. При работе с криптобиржами стало больше рисков и опасений, но реальных ограничений пока что еще мало: введен только технический запрет на прямое пополнение счета с банковской карты из-за ухода Visa и MasterCard с российского рынка.

В то же время важно понимать, что полностью запретить обмен криптовалют и использование обменников в России невозможно. Ничто не мешает двум гражданам из России провести р2р-сделку внутри страны, используя российские платежные системы и банковские карты. Более того, по словам Никиты Зуборева, в условиях санкционного давления обменники получают даже импульс для развития — они привлекают пользователей своей демократичностью. 

«Если оценивать влияние санкций и контрсанкций на деятельность криптообменников, то многие только выиграли от этого. Во-первых, возросло количество пользователей, интересующихся криптовалютой (по разным оценкам, на 20-40% с момента обострения геополитической обстановки), а во-вторых, некоторые клиенты криптобирж начинают искать более безопасные альтернативные варианты», — отмечает Никита Зуборев. 

«Немало обменных пунктов расширяют свою работу на Турцию, Грузию и подобные страны, ставшие популярными для новых эмигрантов», — считает Андрей Косарев.

На ограничения в отношении российских пользователей обратят внимание и юзеры других стран — то, что случилось с клиентами из РФ, может в любой момент случиться и с ними. Поэтому все больше людей будут переходить на децентрализованные инструменты, которые не подчиняются регулированию. 

Вероятно, в этом году стоит ждать увеличения популярности DeFi-платформ и стоимости их нативных токенов. А вот токены централизованных бирж, как тот же BNB, вероятнее всего, начнут терять в цене. 

Привлекательность майнинга для инвесторов падает, но его рублевая рентабельность растет 

Майнинг-пулы FlexPool, Ethermine, BTC․com перестали работать с клиентами с российскими IP-адресами. Подобные запреты могут значительно изменить географическое распределение хешрейта сети Bitcoin, в котором Россия сейчас занимает третье место. Банковские ограничения тоже не коснулись сектора добычи криптовалют. 

Однако майнинговые компании столкнулись с проблемой значительного снижения интереса со стороны зарубежных инвесторов. Инвесторы и зарубежные партнеры еще с января внимательно следили за заявлениями Банка России о намерении запретить криптовалюты и майнинг и надеялись, что позиция Минфина, предлагающего легализовать майнинг, одержит вверх. В феврале на фоне обострения страха перед военным разрешением конфликта с Украиной и введения санкций тревога инвесторов резко возросла. В результате спрос на майнинговое оборудование снизился и среди мелких майнеров на вторичном рынке. Но, как отметил сооснователь оператора промышленного майнинга BitCluster Сергей Арестов, в то время как западные инвесторы значительно охладели к российскому майнинговому рынку, азиатские активно к нему присматриваются.

При этом санкции также могут сказаться на поставках нового майнингового оборудования. Несмотря на то что оно в основном поставляется из стран Азии, сейчас сектор сталкивается с нарушением цепочек поставок, которое началось еще во время пандемии и усилилось после январских протестов в Казахстане. Сейчас это в основном становится проблемой для тех, кто планировал обновить оборудование в ближайшее время. Но в будущем дефицит устройств и запчастей может стать проблемой всего сектора. 

«Все оборудование производится в Китае, у нас с КНР общая граница, это направление максимально быстро нарастит логистический объем», — заметил Сергей Арестов. 

Еще одна проблема, которую наблюдают эксперты — это сложности с расчетами с западными партнерами, ведь те не могут перевести валюту за использование российских мощностей из-за запрета на переводы в Россию. И пока единого подхода к решению проблемы на рынке нет. 

«Появились кейсы с выплатой зарплат российским IT-специалистам в USDT. Также немало бизнесменов оплачивают счета за границей с использованием криптовалют», — прокомментировал Андрей Косарев. Валерий Петров, вице-президент по регулированию рынка Российский ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ), также отмечает, что на рынке немало готовых решений для расчета через криптовалюты. 

В то же время Сергей Арестов отметил, что сейчас на рынке майнинга очень тяжелый переходный период, и сказать что-то наверняка очень сложно. Игроки рынка ждут стабилизации ситуации и выстраивают новые логистические цепочки. 

«Наши клиенты в основном из стран Азии, они менее зависимы от западных санкций. От усиления санкций мы точно не останемся в плюсе, но уже задействован практически весь арсенал возможных ограничений. После вводе всех санкций начнется движение вверх», — отмечает Арестов. 

Но есть и хорошие новости. Из-за обвала рубля майнинг в России стал более выгодным, ведь майнеры получают доход в долларах. В рублевом эквиваленте за две недели ВТС подорожал на 43%. «Это отличный повод простимулировать признание майнинга на законодательном уровне», — считает Сергей Арестов. 

Российскому криптосектору грозит «утечка мозгов» 

Общий негативный фон вокруг России и наложенные ограничения значительно сокращают привлекательность российской юрисдикции для криптостартапов, которая и так была довольно низкой. 

По этой причине Михаил Аленушкин отметил, что сектору может грозить и «утечка мозгов» — работать на российскую компанию станет невыгодно и «токсично». Причем этот процесс уже начался. Аленушкин считает, что вряд ли в ближайшее время мы увидим какие-то заметные проекты на российском крипторынке — «пока для этого нет какого-либо фундамента». 

Валерий Петров же, напротив, полагает, что отъезд IT-кадров носит временный и конъюнктурный характер: в основном уехали те, кто уже строит проекты, ориентированные на западных пользователей. Он верит, что часть криптопроектов с российскими корнями внимательно следит за ситуацией и готова вернуться в российскую юрисдикцию, если та будет конкурентоспособна с зарубежными.

При этом Валерий Петров единственный из опрошенных нами экспертов, который считает, что санкции могут оказать положительное воздействие на российский крипторынок. 

«Благодаря им появились реальные шансы запустить крипторынок в России на легальной основе. Финансовые власти страны, скорее всего, поддержат решение, которое необходимо для запуска как отечественных криптобирж в РФ, так и понятной легализации торгов россиян в международном криптопространстве», — полагает эксперт.

Верит в лучшее и Дмитрий Кудинов. Он считает, что в ближайшее время многие захотят инвестировать именно в российскую криптовалютную инфраструктуру, так как спрос на проекты из РФ значительно увеличится. 

Приведут ли санкции к либерализации российского крипторегулирования 

В СМИ нередко можно прочитать мнение о том, что санкции будут стимулировать либерализацию регулирования криптосектора в РФ, так как цифровые активы помогут обойти существующие ограничения. Надежда на это есть, но никаких гарантий того, что власти откажутся от планируемого строго контроля над рынком, нет.

Если санкции затянутся (а обычно они длятся годами), то мы можем, напротив, увидеть еще большее регулирование отрасли. Именно это произошло в Иране и Венесуэле — странах, которые так же, как и Россия, находятся под международными экономическими санкциями. 

В 2019 году иранское правительство легализовало майнинг, который за несколько лет до этого начал активно развиваться благодаря дешевому электричеству в стране. В октябре 2020 года ЦБ Ирана обязал всех ВТС-майнеров продавать добытые монеты регулятору — вырученные деньги пошли на оплату импорта. Это было сделано специально для того, чтобы справиться с сокращением валютных резервов и сохранить возможность обхода санкций. В 2021 году после запрета майнинга в Китае в страну начался массовый приток нелегальный майнеров. Но местные власти обвинили их в потреблении большого количества электроэнергии, что привело к перебоям с энергоснабжением, и на 4 месяца ограничили деятельность криптомайнеров. Также в 2021 году ЦБ Ирана разрешил национальным финансовым учреждениям использовать ВТС для оплаты импорта. Весьма вероятно, что иранское правительство продолжит расширять свою роль в добыче биткоина. 

Власти Венесуэлы же в 2020 году также обязали своих майнеров добывать ВТС через национальный майнинговый пул. Это ставит под полный контроль правительства все средства, генерируемые венесуэльскими майнерами.

В заключение 

Как видим, пока не до конца понятно, как именно санкции против России и криптопользователей с российскими IP-адресами отразятся на крипторынке. Главная перемена для простых пользователей — ограничения в использовании регулируемых централизованных бирж и кастодиальных сервисов. 

Но эти сложности решаются переходом на децентрализованные инструменты. Самый большой удар санкции наносят по инвестиционной привлекательности российского крипторынка: сейчас мало кто решится вкладывать в него деньги. 

Хорошие новости в том, что крипторынку приходится гораздо легче, чем всем остальным финансовым отраслям — против него пока не вводят прямых санкций. А при использовании децентрализованных инструментов и сервисов криптоактивам пользователей из России ничего не грозит.