21 апреля коллекция из 50 CryptoPunks в виде NFT была разделена на миллионы токенов, каждый из которых представляет долю в коллекции. Этот шаг позволит даже мелким инвесторам получить доступ к персонажам, которые торгуются по несколько тысяч и даже сотен тысяч долларов. Однако проблема в том, что регуляторы могут рассматривать такие токены как незарегистрированные ценные бумаги. Ведь даже несмотря на то, что рынок NFT на подъеме, все еще неясно, как эти активы будут вписываться в существующую нормативно-правовую базу. Более того, эксперты уже предупреждают, что в будущем у NFT-проектов могут возникнуть дополнительные правовые и нормативные сложности, а на рынке — проблемы с ликвидностью, волатильность, а также сдувание NFT-пузыря. Разобрались в новом тренде на дробление NFT и в том, какие риски несет инвестирование в NFT-сектор и как их избежать. 

Тренд на дробление NFT 

Недавно игроки крипторынка получили доступ к 50 «криптопанкам», которые были объединены в коллекцию Unicly CryptoPunks (uPUNK). При этом вся коллекция была разделена на 250 млн токенов uPUNK. В день выхода статьи цена одного токена составляла $0.053, а капитализация всего проекта — $13.34 млн.

Каждый покупатель uPUNK может сделать ставку на любого «криптопанка» в коллекции. Если половина держателей токенов uPUNK проголосует за разблокировку всей коллекции, то «криптопанки» достанутся тем пользователям, которые предложили за них самую высокую цену. 

График цены NFT uPUNK.
График цены NFT uPUNK. Источник.

Стоит отметить, что сами CryptoPunks — одни из самых ранних и дорогих NFT на рынке. Некоторые из них стоят миллионы, несколько торгуются по цене в $7.5 млн, а средняя цена персонажа составляет $44 600.

Ранее мы уже подробно рассказали о том, почему за CryptoPunks готовы отдавать такие суммы и чем уникальны эти NFT.

Криптопанк №3100, проданный за $7.58 млн.
Криптопанк №3100, проданный за $7.58 млн. Источник.

uPUNK — далеко не единственный пример дробления NFT. Сегодня на крипотрынке представлены целые децентрализованные автономные организации (DAO), в которых инвесторы объединяются, чтобы купить дорогие NFT. Те будут принадлежать DAO, а ее члены могут голосовать за то, что происходит с купленными токенами. 

Например, токенизированные доли «криптопанков» можно купить и продать на DAO-площадке Ark Gallery. Ее пользователи могут также дарить или сдавать в аренду своих «криптопанков» другим юзерам на ограниченный период времени — этот процесс регулируется с помощью смарт-контрактов на блокчейне. Также Ark Gallery позволяет держателям одного целого «криптопанка» голосовать за то, чтобы продать базовый NFT целиком — тогда каждый из них получит пропорциональную своей доле выручку. 

Возможность дробления NFT предлагает также проект FlamingoDAO. В рамках этой организации группа инвесторов в канале Discord объединила свои средства для создания BeetsDAO и потратила $500 000 на четыре музыкальных NFT EulerBeat. 

Проекты NIFTEX, Fraction, ShardingDAO и NFT20 также позволяют дробить NFT. Более того, мы уже имеем индексные NFT-фонды вроде NFTX, который собирает и дробит популярные NFT, такие как Axie Infinity, CryptoKitties и Avastars. 

Metakovan, покупатель цифрового коллажа художника Beeple на аукционе Christie’s за $69 млн, владеет крипто-артфондом MetaPurse и также планирует токенизировать работы Beeple.

Дробление NFT — интересная тенденция, которая говорит о том, что новый сектор ищет пути развития. Но от этого растут и риски NFT, которые вместе с этим получают целую серию юридических проблем. Разберем их ниже. 

Регуляторы могут счесть NFT незарегистрированной ценной бумагой 

Сейчас у сектора NFT нет никакого регулирования. Это допускает возможность, что финансовые регуляторы и законодатели преподнесут неприятные сюрпризы при определении правового статуса этих токенов. 

Комиссар Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) Эстер Пирс, ласково называемая криптосообществом «криптомамой», считает, что «раздробленные» NFT вполне можно признать незарегистрированными ценными бумагами (мы уже неоднократно видели, насколько широкой может быть трактовка ценной бумаги в США). Определение NFT как ценной бумаги влечет за собой требования к его обязательной регистрации, соблюдению соответствующего законодательства и сдаче отчетности. 

Пирс отметила, что инвесторы должны остерегаться создания незарегистрированных инвестиционных продуктов при покупке и продаже частей NFT. По ее мнению, сбор средств на покупку коллекции и коллективные действия пользователей вполне могут вызвать у регулятора те же вопросы, что и ICO. 

Напомним, что SEC уже неоднократно заявляла, что многие токены, проданные через ICO, являются незарегистрированными ценными бумагами. Это приводило к судам против их эмитентов и штрафам. Яркие примеры: закрытие криптовалютного проекта TON от команды мессенджера Telegram и недавний иск против Ripple

Крис Донован, глава юридического отдела британского NFT-фонда Outlier Ventures, отметил в Twitter, что в большинстве случаев (по крайней мере, по законам США и Великобритании) NFT нельзя квалифицировать как ценные бумаги, инвестиционные контракты или security-токены (то есть токены, обеспеченные реальными активами). А вот «раздробленные» токены вполне могут считаться ценными бумагами, если при их продаже были сделаны обещания о будущей прибыли, оказании услуг или каком-либо роялти. Чтобы устранить некоторую регулятивную двусмысленность, эмитенты NFT должны четко разъяснять покупателям, какие права, если таковые имеются, передаются им с покупкой токена, отмечает Донован. 

Более того, пока не будет четко определен правовой статус NFT, также неясно, как взимать налоги с их продажи. Если NFT — это имущество, ставка одна, если предмет искусства — совсем другая. Эти риски NFT могут сыграть злую шутку с инвесторами в эти активы.

Эксперты юридической фирмы Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan также отмечают, что, вероятно, NFT-площадки обязаны соблюдать требования по борьбе с отмыванием денег, то есть идентифицировать клиентов и сообщать регуляторам о крупных и подозрительных операциях.

Непонятно, чем именно владеют держатели NFT

Наряду с астрономическими ценниками за NFT-гифки сектор также породил споры о том, что значит «владеть цифровой собственностью». Ведь NFT — это новая форма собственности, которая еще никак не отражена в законодательстве. Вопрос в том, соответствует ли восприятие покупателями того, что они купили, правовой реальности. Какие именно права передаются покупателям NFT и что именно они приобретают? 

Формально NFT — это блокчейн-сертификат о том, что некий актив принадлежит его владельцу. Однако юридически права покупателя токенов сильно ограничены. Право собственности предполагает возможность что-то делать с тем, чем владеешь: продать, купить, изменить, уничтожить. Но держатели NFT, например, не могут изменить цвет на изображении или подать в суд за незаконное использование их токена. 

Важно понимать разницу между самим NFT — записью о собственности в блокчейне — и активом, к которому он относится, — фото, видео или другому файлу, хранящемуся отдельно. Если стартап, выпустивший NFT, выйдет из бизнеса и перестанет размещать эти цифровые произведения искусства, то покупатели могут остаться с токенами, базового актива которых уже не существует. Вполне возможно, что однажды индустрия столкнется с волной судебных исков от держателей NFT, которые будут заверять, что они неправильно поняли, какие именно права они получили вместе с покупкой токена. 

Проблемы с соблюдением авторских прав

NFT предоставляет создателям контента дополнительные возможности для монетизации. Но при этом возникают новые формы нарушения авторских прав. Поэтому пока не совсем понятно, как именно NFT впишутся в существующее законодательство об авторских правах. 

Юридически NFT — это владение самим токеном, а не лежащим в его основе произведением. Авторское право и право собственности остаются за первоначальным создателем произведения. Поскольку NFT — это новый сектор, права интеллектуальной собственности, полученные с покупкой таких токенов, могут быть неясны, если только они не были тщательно прописаны площадкой, которая продала NFT. 

Объем приобретаемых прав может быть определен смарт-контрактом или условиями предоставления услуг торговой площадки. Там может быть указано (или не указано), что другие люди все еще могут скачивать, просматривать или слушать произведение, которое было токенизировано в формат NFT. 

Более того, чаще всего покупатель NFT не приобретает авторских прав на основную работу. Маркетплейс SuperRare, например, предупреждает, что покупатели не имеют авторских прав на произведения искусства и что художники не теряют авторские права на них при продаже. Исключения могут быть только в том случае, если обе стороны прямо договорились об этом в письменной форме.

Поклонники NFT часто заявляют о том, что эта технология способна побороть цифровое пиратство — это новый способ противодействия бесконечному тиражированию цифровых объектов, который позволяет создателю или владельцу контента доказать свои права на него. 

Однако сами NFT также порождают новые формы пиратства и мошенничества. Так, например, в марте цифровая художница Weird Undead рассказала изданию Decrypt, что на крупном NFT-маркетплейсе OpenSea продаются десятки копий ее работ, на что она не давала согласия. Издание Decrypt также рассказало о жалобах Мельтем Демирорс из CoinShares и Нирадж Агравал из Coin Center на то, что кто-то продает их твиты в виде NFT. 

Сейчас NFT-маркетплейсы разрабатывают процедуры для устранения подобных нарушений. Например, условия предоставления услуг той же OpenSea позволяют правообладателям подавать жалобы на NFT, копирующие чужие работы, и они будут сниматься с продажи. Пока все решается миром, но правообладатели могут обратиться в суд. Ситуация усугубляется тем, что многие NFT, выставленные на продажу, основаны на популярных персонажах, например, героях комиксов. 

Более того, многие NFT были основаны на других работах, которые уже существуют в иной форме. Например, видео об уничтожении гравюры уличного художника Бэнкси было продано на OpenSea в виде NFT за $400 000, в 4 раза дороже оригинальной картины. Эксперты Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan отмечают, что это может нарушать законодательство США об авторском праве, согласно которому запрещено использовать чужие работы, в том числе искажать их, без разрешения авторов.

Другая возможная проблема — конкуренция NFT-площадок, каждая из которых может заявлять, что именно ее токен подлинный. Это, конечно, решается вмешательством автора, который может подтвердить аутентичность конкретного токена. Но рынок уже сталкивается с плагиатом. В начале весны пользователи Binance Smart Chain (BSC) создавали копии NFT-проектов на Ethereum, например, «Binance Punks» вместо «Crypto Punks» или «Bashmasks» для «Hashmasks». 

Инвестиционные риски NFT

Покупка NFT ради прибыли — это высокорискованная инвестиция. Пользователи, которые сейчас используют NFT как вложение денег, должны быть готовы их потерять. Никто не может гарантировать, что купленный NFT будет что-то стоить в будущем. В случае с вложениями в криптовалюты инвестор ставит на проект — можно надеяться на общий восходящий тренд рынка. Но в случае с NFT — это ставка на конкретный токен. 

Во-первых, пока никто толком не знает, как надо оценивать NFT. Стоят ли CryptoPunks своих миллионов? Может, это слишком дешево для одних из самых ранних NFT? А может, наоборот, безумно дорого для сгенерированного алгоритмом изображения? Аналогичная логика применима и к другим NFT. 

При этом любой человек может создать NFT. Но как определить, представляет это ценность или нет? На рынке искусства или коллекционирования цену определяют профессионалы. В случае с NFT пока все опирается лишь на хайп и спекуляции. То, что NFT — уникальный токен, еще не делает его ценным в долгосрочной перспективе. 

Сейчас NFT-рынок подвержен сильной волатильности и на нем зреет пузырь — какая-то часть NFT, которые сейчас продаются за миллионы, может сильно обесцениться. Многие поклонники NFT убеждены, что это невозможно: NFT — это будущее цифрового искусства, и эти токены будут только дорожать. Но история знает немало примеров, когда какие-то коллекционные активы резко возрастали в цене, а потом падали: например, игрушки Beanie Babies или рынок комиксов в 90-е.

Существование пузыря на рынке признает и сам Майк Винкельман, он же Beeple. Он сравнивает ситуацию с интернет-бумом конца 90-х, после которого акции почти всех технокомпаний упали. Винкельман уверен, что на рынке NFT произойдет то же самое. При этом Beeple подчеркнул, что это «не убило интернет» — когда пузырь лопнул, рынок очистился от слабых компаний, а гиганты вроде Google живы до сих пор. 

Во-вторых, на рынке могут быть проблемы с ликвидностью (насколько легко актив можно продать). Как быстро удастся распродать коллекцию, если она надоест владельцу и он захочет избавиться от нее? Найдется ли покупатель? Ведь NFT — это не монеты. Прежде чем продать токен, надо найти покупателя, который готов заплатить определенную цену за конкретный, единственный в своем роде товар. Эти риски мешают росту ликвидности многих NFT.

В-третьих, пока NFT-рынок довольно мал — по данным Nonfungible.com, за последний месяц общий объем продаж составил около $193 млн. Это открывает большие возможности для манипулирования ценами. Кто-то может искусственно накачать стоимость актива, открывая несколько счетов и торгуя NFT с их помощью. Опытные инвесторы легко раскусят такой памп, но новички могут решить, что на токен есть реальный спрос. 

Рынок NFT справится со всеми сложностями 

Ближайшие годы, несомненно, поднимут море юридических споров о статусе NFT и выявят другие риски инвестирования в новый вид активов. Но все они будут решены по мере взросления рынка, а риски NFT нивелированы.  

Но, несмотря на все сложности, в конечном итоге сектор будет продолжать расти, расширяясь далеко за пределы только цифрового искусства и предметов коллекционирования. В любом случае мы уверены, что все сложности, проблемы и риски NFT с лихвой перекрываются теми преимуществами, которые они несут.