После запрета майнинга криптовалют в Китае Республика Казахстан (РК) вышла на второе место по распределению хешрейта сети Bitcoin — на страну приходится 18.1% всех мощностей блокчейна первой криптовалюты. По подсчетам ассоциации развития блокчейна РК, майнинг способен принести стране $1.5 млрд за пять лет. Но это может и не случиться: рост майнинговых мощностей привел к дефициту электроэнергии и вынудил власти ввести ограничения для представителей данной отрасли. Возможно, вскоре страна лишится своего места в тройке лидеров в майнинге биткоина. Разобрались, чем майнерам приглянулась республика, как регулируются криптовалюты в стране и каковы перспективы майнингового сектора в Казахстане. 

Как Казахстан занял второе место в майнинге биткоина 

Согласно данным Кембриджского центра альтернативных финансов (CCAF), после запрета майнинга в Китае Казахстан занял второе место в распределении хешрейта сети Bitcoin по странам — на него пришлось 18.1% всех майнинговых мощностей сети. Первое место заняли США с 35.4%, третье — Россия с 11.2%. При этом еще в апреле на долю Казахстана приходилось всего 8.19%. Ранее мы подробно рассказали о причинах такого передела рынка и о том, как изменился рынок майнинга ВТС после запрета в Китае

Переезд большого количества китайских майнеров в Казахстан не стал неожиданностью. Страна граничит с Китаем — переехать в РК несложно и относительно дешево. В стране холодный, резко континентальный климат и много дешевой электроэнергии, особенно в центральных, северных и северо-западных регионах (Карагандинской, Павлодарской и Алматинской областях). Если в Китае расходы на электричество сильно колебались по сезонам, то затраты на электроэнергию в Казахстане остаются относительно стабильными в течение всего года. Средняя цена электричества в стране — $0.05 за кВт⋅ч по сравнению с $0.09–$0.011 за кВт⋅ч в России, Китае и Соединенных Штатах. 

Стоит отметить, что китайские майнеры приезжали в Казахстан еще до запрета майнинговой индустрии в Китае. По разным оценкам, в страну перевезли свои мощности около 50 китайских майнинговых компаний. При этом сейчас в РК размещено порядка 250 000 устройств для майнинга. Так, например, в Казахстан перенес часть операций один из крупнейших китайских пулов Китая BIT Mining. А в августе NBTS (дочерняя компания китайского майнингового гиганта The9, зарегистрированного на Nasdaq) заключила соглашение с казахстанской компанией LGHSTR о строительстве майнинговых ферм общей мощностью 200 МВт в период с 2021 по 2022 год. Оборудование в стране также разместил крупный производитель майнингового оборудования Bitmain.

Выбор крупных игроков майнингового сектора понятен — для работы в Казахстане майнеры могут открыть юрлицо в Международном финансовом центре «Астана» (МФЦА) и арендовать мощности в одном из крупных дата-центров. Например, под Экибастузом находится дата-центр на 180 МВт, который был открыт в прошлом году компанией Enegix. Сейчас в Казахстане строят еще 6 дата-центров общей мощностью 300 МВт. При этом МФЦА предоставляет льготный налоговый режим для дата-центров: не надо платить налоги на прибыль юрлиц, НДС, зарплатные налоги и т.д. Майнерам надо лишь оплатить роялти в 1% от годового оборота. 

Прошлой осенью, по данным министра цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана Багдата Мусина, в стране работали 13 майнинговых компаний, собравших инвестиции на $188 млн. По словам Мусина, к 2025 году вложения в сектор достигнут $1.2 млрд. 

Регулирование криптовалют в Казахстане 

По подсчетам платежной компании Triple A, в Казахстане владеют криптовалютами лишь 324 000 человек — то есть только 1.73% жителей страны. Для сравнения, в Украине этот показатель составляет 5.56 млн, или 12.73%, в России — 17.37 млн, или 11.91%. Всего же в мире количество пользователей криптовалют превышает 300 млн. 

До недавнего времени криптовалюты в РК никак не регулировались, а финансовые регуляторы придерживались консервативных взглядов относительно криптосектора. Но в июне 2020 года был принят Закон о внесении дополнений в регулирование цифровых технологий, вводящий определение блокчейн-технологий, цифровых активов (криптовалют) и майнинга. 

В стране действуют две системы крипторегулирования: общие нормы и нормы МФЦА. Здесь стоит отметить, что Международный финансовый центр «Астана» — это особая экономическая зона, призванная привлекать иностранные инвестиции в страну. Для этого она управляется в рамках общего права независимыми британскими судьями. МФЦА — это своего рода финансовый и бизнес-хаб, который связывает экономики стран Центральной Азии, Кавказа, ЕАЭС, Западного Китая, Монголии, Ближнего Востока и Европы. МФЦА была создана в 2017 году, и за это время в ней зарегистрировались такие крупные компании, как Bitfury, Powerry, Minebest. 

Согласно нормам общего крипторегулирования, принятым в июне 2020 года, цифровые активы (криптовалюты) признаются имуществом, созданным в электронно-цифровой форме, которое не является финансовым инструментом и не может быть использовано в качестве платежного средства. 

Цифровые активы делятся на два вида:

  • Обеспеченные — токены, определяемые как средство учета, обмена и удостоверения имущественных прав (по сути, речь идет о стейблкоинах). Выпуск и оборот обеспеченных токенов определяет Комитет по информационной безопасности Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана.
  • Необеспеченные — децентрализованные криптовалюты и токены, полученные как вознаграждение за достижение консенсуса в блокчейне, например, ВТС или ЕТН. Выпуск и оборот необеспеченных цифровых активов в стране запрещен, кроме случаев, предусмотренных законодательством — за прошедшие 17 месяцев эти исключения так и не были указаны. Меры ответственности за эмиссию и оборот цифровых активов в поправках не указаны. 

Доход от криптовалют подлежит налогообложению как имущество, но соответствующие нормы не прописаны в законодательстве. Физлицо, которое продало цифровой актив за пределами Казахстана, должно заплатить налог со всей суммы сделки — в Налоговом кодексе нет отдельного определения прироста стоимости криптоактивов (разницы между ценой покупки и продажи). При продаже обеспеченного цифрового актива в стране норма налогообложения будут зависеть от того, каким реальным активом обеспечен токен. 

Майнинг не запрещен, но майнеры должны информировать власти о своей деятельности. Принятые поправки закрепляют за ними право собственности на добытые активы. 

А вот в МФЦА крипторегулирование более либерально. Нормы МФЦА относят цифровые активы к инвестициям. Владельцы криптовалют должны платить налоги с прироста стоимости. В регулировании МФЦА нет разделения криптовалют на обеспеченные и необеспеченные. Также в нем нет определения понятия майнинга и эмиссии цифровых активов — это значит, что они не запрещены. 

Правила МФЦА позволяют представителям криптоотралси в Казахстане запускать криптобиржи и заниматься другими регулируемыми видами деятельности, которые связаны с цифровыми активами. В феврале министр цифрового развития Багдат Мусин заявил о планах ведомства создавать на базе МФЦА новые криптобиржи и перенести на них до 1% мирового оборота криптовалют. При этом каждую транзакцию планируется облагать налогом. 

Но пока складывается парадоксальная ситуация. Ведь еще в 2018 году Национальный банк Казахстана запретил банкам проводить платежи, связанные с криптовалютами. Из-за этого работа криптобирж в стране невозможна. Поэтому криптоплощадки на базе МФЦА хоть и созданы, но фактически еще не запущены, ведь банки по-прежнему не работают с ними. 

В июле 2021 года в МФЦА представили план проекта по развитию криптоиндустрии, предполагающий работу банков с местными криптобиржами и криптокомпаниями. План также предусматривает, что инвестор, ставший владельцем юридического счета в одном из банков, зарегистрированных в МФЦА, может официально торговать на криптоплощадках. С этого счета предприниматель будет покупать криптовалюты и переводить деньги на криптобиржи. Пилотный проект рассчитан на один год. 

В июле Комитет по регулированию финансовых услуг МФЦА также предложил для защиты розничных инвесторов установить для них лимиты на покупку криптовалют: до $2 000 в месяц без подтверждения дохода и не более $100 000 при его подтверждении. Лимиты пока не приняты.

Препятствия для развития майнинга в Казахстане 

Будущее майнинга в Казахстане совсем не безоблачно. 

Майнинговый сектор страны не соответствует возрастающим требованиям в плане экологичности: почти 90% электроэнергии вырабатывают электростанции, работающие на ископаемом топливе — прежде всего, на угле. Власти намерены увеличить долю возобновляемых источников в общем объеме производства электроэнергии, но этот процесс займет десятилетия. 

Чтобы ввезти майнинговое оборудование, компании должны получить разрешение на это от Комитета национальной безопасности Казахстана, а также разрешение на монтаж оборудования от Министерства цифрового развития. При таких условиях большинству компаний проще арендовать имеющиеся мощности в дата-центрах.

Но в Казахстане недостаточно свободных мощностей — все уже используется и занято. Более того, в стране случаются перебои с электроснабжением. До 30–40% майнеров подключены к сетям незаконно и попросту воруют энергию. 

Для сокращения энергопотребления майнерами еще в июне этого года власти РК приняли закон, который с 1 января 2022 года вводит дополнительную плату в 1 тенге ($0.0023) за каждый кВт·ч, израсходованный на майнинг. Правительство отмечает, что такое решение не следует интерпретировать как препятствие для миграции новых майнеров в Казахстан — это просто еще один шаг к легализации майнинга в стране и необходимая мера с учетом ограничительного контроля над майнерами по всему миру.

Однако местные майнеры критикуют такое решение властей — они считают, что надо бороться с нелегальными добытчиками криптовалют и поддерживать тех, кто работает в белую. Ведь легальные майнеры не только платят за электричество, но и привлекают в страну зарубежные инвестиции. Так, благодаря майнингу страна уже получила более $190 млн. И в будущем эта цифра может значительно увеличиться. Национальная ассоциация развития блокчейна и дата-центров Казахстана прогнозирует, что в течение следующих пяти лет власти смогли бы получить от сектора около $1.5 млрд, из которых $300 млн — в виде налогов, а остальное — в качестве оплаты электричества. В случае запуска криптобирж доходы от криптосектора составят около $2 млрд. 

В то же время Ассоциация разработала собственные методы борьбы с дефицитом электроэнергии, предполагающие, прежде всего, поиск и наказание нелегальных майнеров и разрешение на импорт зарубежной электроэнергии. Также предлагается запретить запуск майнинговых ферм в городах и на промышленных предприятиях. Такие меры, по ее оценкам, должны сократить электропотребление сектора более чем на 35%. А вот дополнительное налогообложение лишь снизит интерес к индустрии зарубежных инвесторов. 

Тем не менее власти РК пошли дальше введения дополнительных налогов. В конце сентября министр энергетики Казахстана Магзум Мирзагалиев заявил, что потребление электроэнергии в этом году подскочило на 7% по сравнению с 2020 годом, хотя обычно этот показатель растет примерно на 2% в год. По словам Мирзагалиева, всплеск спроса во многом обусловлен ростом числа дата-центров, поэтому предлагается ограничивать потребление ими электроэнергии в случае ее дефицита. В то же время он подчеркнул, что Казахстану необходимо развивать майнинговый сектор, поэтому страна в ближайшие пять лет намерена построить новые электростанции, работающие на возобновляемых источниках энергии, общей мощностью 3 000 МВт. 

По подсчетам Минэнерго РК, майнинговые фермы потребляют около 1 ГВт. Примерно столько же вырабатывает крупнейшая электростанция в стране, а зимой общее потребление электричества в стране составляет 15 ГВт. 

В результате почти сразу же Министерство энергетики подготовило приказ об ограничении потребления электроэнергии майнинговым сектором в общей сложности до 100 МВт, а для каждой новой подключаемой майнинговой фермы ввели лимит в 1 МВт в течение двух лет. В приказе министерства не говорится, заканчивается ли ограничение по истечении этого срока. Распоряжение вступает в силу через 60 дней после его опубликования, то есть в начале декабря.

Также в начале октября депутаты парламента Казахстана предложили создать государственный реестр майнинговых ферм, действующих в стране. Члены парламента встревожены растущим потреблением энергии в секторе: иностранные майнеры потребляют огромное количество ресурсов, но получают свои доходы за рубежом, не принося никакой пользы Казахстану. Поэтому для них необходимо ввести специальный, повышенный тариф на электроэнергию. 

В заключение 

Казахстан находится на пересечении нескольких экономических и культурных пространств — страна испытывает одновременное влияние со стороны России, СНГ, Китая и Европы. Это отражается и на двойственном характере регулирования крипторынка. 

В целом действия властей свидетельствуют об интересе к криптосектору. Хотя в стране и запрещен оборот децентрализованных валют, но не прописана ответственность за это. В то же время для МФЦА активно разрабатываются более прогрессивные нормы крипторегулирования. При этом Республика не остается в стороне и от гонки по запуску национальной цифровой валюты (CBDC). В мае 2021 года Национальный банк Казахстана объявил о своих планах выпустить цифровой тенге.

Однако говорить о господдержке криптосектора не приходится, а принятое законодательство не создает предпосылки для его развития. Слишком быстрое развитие майнинга в стране может привести к его законодательному ограничению, в результате чего Казахстан уступит свое второе место в географическом распределении хешрейта ВТС России или Канаде.

Но при правильных действиях властей и поддержке криптосектора у страны есть все шансы остаться в лидерах майнинговой индустрии и стать передовой блокчейн-юрисдикцией.