Крипто-обменники — один из самых популярных способов обменять или обналичить криптовалюты. Но в России у них до сих пор нет законодательного регулирования. Формально они не запрещены, но и как именно они должны работать — никто не знает. Пользуясь этим, Роскомнадзор регулярно блокирует доступ к сайтам крипто-обменников, а после апелляции снимает блокировку. Принятый летом Закон о цифровых финансовых активах тоже не внес ясность — в нем ничего не говорится об обменниках. Но в декабре, на основании Закона о ЦФА, платежный сервис ЮMoney (прежние Яндекс.Деньги) объявил о прекращении сотрудничества с обменниками с 1 января. Усугубляет ситуацию и то, что пополнить электронные платежные системы QIWI и ЮMoney, которые часто используются небольшими крипто-инвесторами, становится все сложнее. Вместе с экспертами и представителями сектора разобрались, почему Роскомнадзор постоянно блокирует обменные сервисы, как это отражается на пользователях криптовалют и каковы перспективы рынка в России в ближайшие год-два.

Роскомнадзор регулярно блокирует крипто-обменники 

Летом 2017 года Роскомнадзор на основании решения районного суда Санкт-Петербурга заблокировало 40 сайтов, в том числе сайт самого популярного агрегатора обменных ресурсов — BestChange.ru. Однако уже через полгода после подачи апелляции блокировку сняли.

В марте 2019-го Роскомнадзор на основании решения района суда города Омска от 2018 года заблокировал доступ к сайтам четырех самых популярных агрегаторов и крипто-обменников: BestChange.ru, Fastobmen.net, PushPayer.com и Xchange.cash. Официальная причина блокировки заключается а том, что криптовалюты являются «денежными суррогатами», используемыми в преступной деятельности и на основании этого запрещенными в РФ. В мае блокировки были сняты.

В августе 2020 года Роскомнадзор, на этот раз на основании решения суда города Котлас Архангельской области, в третий раз заблокировал BestChange.ru, а заодно и несколько других новостных и информационных ресурсов о криптовалютах. 

А в сентябре 2020 года Роскомнадзор заблокировал сайт крупнейшей криптобиржи Binance, а также сайт крупнейшего в СНГ обменника MINE.exchange и «зеркала» (копии) сайта финского обменника LocalBitcoins. 

Во всех трех  случаях блокировка аргументирована тем, что ресурсы содержат запрещенную к распространению информацию о том, как купить биткоин и расплатиться с его помощью за товары. И если сайт Binance вскоре снова стал доступен, то p2p-ресурсы до сих пор заблокированы. 

Блокировку Роскомнадзора легко обойти с помощью VPN-сервисов, а сами обменники создают «зеркала». Поэтому меры ведомства, скорее, демонстративные, чем действенные.  

Согласно комментариям представителя MINE.exchange, после блокировки оборот обменника снизился на 20–30%. Представитель обменника NewLine рассказал, что его ресурсу повезло — Роскомнадзор блокировал его лишь раз в 2017 году, это привело к росту ссылочной массы, но не сказалось негативно на трафике. Но так как с законодательством сейчас ничего не понятно, команда проекта считает, что вскоре «увеличится количество попыток «притянуть за уши» обменную деятельность к каким-то преступлениям». 

Никита Зуборев, руководитель отдела PR и маркетинга BestChange.ru, рассказал, что после блокировок количество посетителей незначительно снизилось, но основной поток трафика благодаря VPN просто перераспределился по другим странам, либо ушел на «зеркало». Сложности с обходом блокировки были только у новичков, которые еще не знакомы с сервисом. «Государственная политика властей РФ в отношении цензуры в Интернете способствует росту технических знаний среди жителей. Практически каждый из тех, кто регулярно использует Интернет, умеет пользоваться VPN и анонимайзерами, вне зависимости от их образования и возраста», — считает Никита Зуборев. 

Сервис старается компенсировать ситуацию за счет увеличения рекламного бюджета и максимального освещения ситуации в медиа. Много сил, времени и ресурсов уходит на отстаивание прав сервиса в суде и разблокировку сайта. 

Никита Зуборев отметил, что еще один минус блокировок — это всплеск активности мошенников, которые, пользуясь ситуацией и техническими лазейками в рекламных системах, пытаются обмануть посетителей поисковых систем, заманивая их на фишинговые сайты.

Обменники не запрещены, но их деятельность никак не регулируется 

Если руководствоваться только обвинениями прокуратуры и решениями судов, то кажется, что крипто-обменники в России запрещены. Однако это совсем не так. 

В России нет законов, запрещающих оборот криптовалют и работу обменных криптоплощадок. До недавнего времени не было и законов, регулирующих эту отрасль. Видимо, суды и прокуратура, блокирующие обменные сервисы, руководствуются логикой, при которой то, что не регулируется — запрещено. «Правовой беспредел в сфере информационных технологий — главная и уникальная проблема для обменных пунктов в РФ. У нас законодательная база практически отсутствует или не закрывает множество аспектов деятельности, а правоприменение трактуется каждый раз по-новому. Прокуратора любого регионального города может без приглашения в суд заблокировать любой сайт лишь за упоминание криптовалют на странице, а судьи настолько загружены, что даже не вникают в происходящее и штампуют запреты на распространение информации», — посетовал Никита Зуборев.  

Летом 2020 года был принят Закон о цифровых финансовых активах (ЦФА). Он легализует цифровые токены и криптовалюты, разрешает торговать ими и совершать сделки, но запрещает использовать их в качестве платежного средства на территории России. Владельцы криптовалют должны декларировать их и платить налог с дохода от продажи. Этот закон вступит в силу совсем скоро — 1 января следующего года.

Закон о ЦФА вводит понятие операторов обмена цифровых финансовых активов. По сути, это криптобиржи, но они могут торговать лишь токенами, выпущенными российскими компаниями (зарубежные токены можно купить только на иностранных платформах). Такие площадки должны зарегистрироваться в Банке России, обладать уставным капиталом не менее 50 млн рублей и исполнять требования, предъявляемым к финансовым компаниям. Оператор обмена ЦФА также обязан иметь комплаенс-команду и хранить данные обо всех сделках с ЦФА в течение 5 лет.

В Законе о ЦФА нет запрета на обмен криптовалют на фиатные средства или другие цифровые активы. Однако существующие биржи и обменники, работающие с децентрализованными криптовалютами вроде биткоина или эфира, не подпадают под новое регулирование. 

В ноябре Министерство финансов РФ предложило пакет законодательных поправок, определяющих криптовалюты как имущество в целях налогообложения, а также обязательное декларирование всех операций с ними на сумму от 600 000 ₽ в год, штрафы и уголовное наказание за нарушение этих норм. Ранее, в октябре, Минфин также предлагал обязать биржи и обменники сообщать в Налоговую сведения обо всех транзакциях российских пользователей. 

Против предложений ведомства выступили участники крипторынка и Комиссия по блокчейн-технологиям и крипто-экономике. Сейчас поправки находятся на рассмотрении Комитета Госдумы по бюджету и налогам.

Если поправки Минфина не будут приняты, от пользователей будут ждать самостоятельного декларирования криптовалют. 

Использовать электронные кошельки в обменниках становится сложнее 

В то же время Банк России ведет целенаправленную политику по ограничению анонимного использования электронных платежных систем, таких как ЮMoney, QIWI, WebMoney, PayPal и прочих. Частично это затрагивает и пользователей обменников.

В июле 2019 года были приняты поправки в закон «О национальной платежной системе». Помимо прочего они предполагают запрет на анонимное пополнение наличными электронных кошельков через платежные терминалы и офисы сотовых операторов. Для пополнения кошелька необходимо верифицировать личность и привязать к кошельку банковскую карту. Запрет вступил в силу 3 августа 2020 года. 

Новые требования направлены на борьбу с мошенничеством, финансированием терроризма и торговлю наркотиками. Однако это отражается и на пользователях, которые пополняют свои аккаунты в крипто-обменниках через терминалы и электронные кошельки. Это в основном небольшие инвесторы — крупные сделки купли-продажи криптовалют в таком формате не провести. Лимиты на анонимное пополнение — до 15 000 ₽ — относительно невелики и незначительны для средних и крупных инвесторов. На самом деле, такой запрет даже на руку криптовалютам — многие пользователи, для которых принципиальна конфиденциальность транзакций, получат дополнительный стимул для того, чтобы начать использовать криптовалюты, особенно те, что нацелены на приватность (Monero и Zcash, например). 

11 декабря платежная система электронных платежей ЮMoney (до сентября 2019 г. Яндекс.Деньги) предупредила крипто-обменники, сотрудничающие с BestChange.ru, что с 1 января 2021 года те не смогут использовать их кошельки для оборота криптовалют. Об этом сообщил Telegram-канал BTC holder, сославшись на текст письма, полученного обменниками от компании. Никита Зуборев подтвердил, что представители крупных обменных пунктов из листинга сервиса получили сообщение от платежной системы.

Свое решение ЮMoney объяснила необходимостью соблюдения Закона о ЦФА, который запрещает использовать электронные кошельки для оборота цифровых валют, признавая это предпринимательской деятельностью. Правила ЮMoney (п.4.21.15) запрещают использовать кошелек сервиса для этих целей.

Запрет будет поэтапным: 

  • с 25 декабря нельзя будет пополнить кошельки — только расплатиться;
  • с 31 декабря будут заблокированы все операции по кошелькам. 

Компания советует пользователям вывести средства сейчас, чтобы «не подавать заявление» потом.  

Чтобы крипто-обменники смогли и дальше сотрудничать с ЮMoney, им необходимо будет подключиться к платежному сервису ЮKassa. Но это возможно лишь при наличии лицензии на подобную деятельность в РФ. «В стране на текущий момент соответствующая лицензия есть только у единиц. Некоторые лицензированные сервисы уже сообщили о готовности выступать для остальных участников рынка посредниками в качестве платежных шлюзов. Часть обменников уже договорились о сотрудничестве с ними. Тем сервисам, которые не смогут найти способы работы через ЮKassa, придется отказаться от работы с ЮMoney напрямую под угрозой блокировки счетов», — рассказал Никита Зуборев. 

Он также отметил, что,  несмотря на то, что сектор ожидал усложнения в работе ЮMoney после полного перехода под руководство Сбера, сама ситуация оказалась «достаточно неожиданной». 

«Как следует из доступных на текущий момент фактов, работа обменных пунктов не будет остановлена полностью, а лишь определенным образом затруднена. Обмен ЮMoney останется доступен в 2021 году, но будет обременен новыми рисками задержек и издержками, которые, скорее всего, лягут на плечи пользователей платежной системы», — резюмировал Никита Зуборев.

Представитель обменника NewLine рассказал, что сервис не использует кошельки ЮMoney, поэтому они и не получили письма от компании. 

Что ждет российские крипто-обменники в 2021 году 

Российский крипто-сектор готов к регулированию и работе «в белую». Очевидно, что необходим диалог власти и крипто-сообщества, а также конкретизация условий оборота цифровых активов. До этого времени обменники продолжат работать на полулегальном положении. 

Однако с этим не согласен представитель обменника NewLine, который считает, что сектору вообще было бы лучше без законодателей: «Рынок достаточно регулируется сам, мы просто хотим, чтобы нам не мешали работать». Он не думает, что соответствующее законодательство, когда оно появится, будет отражать все реалии рынка — «законотворцам еще предстоит понять, что криптовалюты никому не принадлежат и их нельзя регулировать». 

А вот Никита Зуборев, наоборот, считает, что регулирующие законы стали бы хорошей новостью для всей индустрии в стране. «Существующий правовой вакуум негативно сказывается на крупных обменных сервисах, готовых вести абсолютно прозрачный и легальный бизнес в российской юрисдикции. Но мы находимся еще в самом начале пути регулирования, пока создаются лишь рамочные законы, большинство из которых еще в статусе законопроектов, далее понадобится уточнять все детали подзаконными актами и регламентами и только после этого нарабатывать опыт правоприменения. 

В ближайшие 2–3 года не произойдет нового «российского чуда», в отличие от того, как это произошло с  развитием онлайн-банкинга, но определенные позитивные шаги будут предприняты. Когда все окончательно заработает — лишь вопрос времени».