Среди критиков NFT популярно мнение, что хайп вокруг сектора во многом обусловлен многочисленными случаями фиктивных торгов этими активами. Более того, они считают, что мошенники также используют NFT для отмывания денег, полученных нелегальным путем. Такая проблема действительно существует, но кажется, она слишком преувеличена. Так, по данным свежего отчета аналитической компании Chainalysis, в 2021 году объем фиктивных торгов NFT составил $8.87 млн, а мошенникам удалось отмыть несколько миллионов долларов через продажу этих активов. Но это капля в море по сравнению с годовым оборотом NFT-рынка в $44.2 млрд. Тем не менее мы решили подробно разобраться в схемах манипуляций на рынке NFT и в проблемах регулирования этого сектора.

Объем фиктивных торгов на NFT-рынке

Фиктивная торговля (wash trading) — это манипуляция, при которой продавец продает актив самому себе несколько раз. Каждый раз он завышает его цену, что способствует росту ликвидности. Такие схемы запрещены законом на традиционных финансовых рынках, но на криптовалютном с ними преимущественно борются только криптобиржи. 

По данным Chainalysis, на рынке NFT за прошлый год было проведено несколько сотен подобных фиктивных сделок — всего компания выявила 262 пользователя, которые более 25 раз перепродавали NFT между собственными кошельками на блокчейне Ethereum.

Рассмотрим пример самого активного из этих продавцов, совершившего в общей сложности 830 сделок. На скриншоте Etherscan ниже показана транзакция, в которой трейдер, используя адрес, начинающийся с 0x828, продал NFT адресу, начинающемуся с 0x084, за 0.4 ЕТН:

На первый взгляд, все нормально. Однако приведенный ниже график показывает, что незадолго до этой продажи адрес 0x828 отправил 0.45 ЕТН на адрес 0x084:

Еще один график Chainalysis показывает аналогичные сделки между нашим продавцом и сотнями других адресов, которым он продавал NFT:

Наш продавец — это адрес посередине. Все остальные адреса незадолго до покупки NFT получили средства для проведения сделки именно от него. Примечательно, что, по данным Chainalysis, мошенник до сих пор не получил прибыли от своих схем: заработанная им сумма от перепродажи NFT сторонним покупателям не покрывает расходы на оплату газа за проведение транзакций. 

Интересная статистика по фиктивным торгам приведена в отчете Chainalysis. Только 110 мошенников из 262 получили прибыль в размере $8.9 млн — в среднем это порядка $80 909 на каждого. Остальные 152 трейдера понесли общий убыток в $416 984. Однако эти $8.9 млн, скорее всего, получены от продаж ничего не подозревающим покупателям: они считают, что купили растущий в цене и популярности NFT, за который боролись многие коллекционеры. 

Однако цифры Chainalysis могут быть сильно занижены. Эксперты компании проверили лишь сделки с NFT в сети Ethereum, не рассмотрев, что происходит в других, менее дорогих и более выгодных блокчейнах. Возможно, в этих сетях объем фиктивных торгов окажется в несколько раз больше. Тогда мы получим уже десятки миллионов долларов. За пределами отчета остались и случаи сговора нескольких трейдеров — отследить такие сделки сложнее. 

В 2022 году объем фиктивных торгов может уже достичь миллиардов долларов только на основе кейса с NFT-маркетплейсом LooksRare. Платформа запустилась 10 января, но уже на второй день работы вдвое превзошла крупнейшую NFT-площадку OpenSea по объему ежедневных торгов. По оценкам CryptoSlam, объем фиктивных торгов на LooksRare может превышать $8.3 млрд.

Причина такого ажиотажа среди трейдеров в том, что маркетплейс делится с пользователями частью прибыли, полученной с комиссий от транзакций. Разработчики предвидели, что такой механизм может способствовать фиктивным торгам, но считали, что он окажется невыгодным, ведь мошенник должен заплатить роялти за создание токена и комиссии за транзакции. Однако они просчитались. По данным Cointelegraph, 2% пользователей LooksRare (то есть самые крупные игроки) за счет большого объема торгов смогли получить прибыль, превышающую расходы на транзакции. Так, 19 января один из трейдеров, проведя торги на $186 млн, потратил на комиссии $3.7 млн, а заработал $6.2 млн, то есть получил чистую прибыль в $2.5 млн.

По данным Nature, в прошлом году 10% крупнейших NFT-трейдеров провели 85% всех торгов на рынке. Авторы рассмотрели 6.1 млн сделок в блокчейнах Ethereum и WAX. Данные косвенно говорят о том, что значительная часть сделок совершается лишь для искусственного повышения цен на NFT. 

Помимо фиктивных торгов, на NFT-рынке есть еще проблема манипуляции стоимостью NFT-активов. Так, авторы подкаста Floor is Rising заметили, что трейдер MetaKovan, купивший цифровой коллаж художника Beeple за $69 млн, перед покупкой также приобрел (в том числе через посредников) 20 других работ автора. Рекордная сделка помогла ему повысить стоимость других произведений Beeple. MetaKovan также владеет криптовалютным артфондом MetaPurse и собирается токенизировать работы этого художника. Более того, по слухам, сам Beeple — это друг и деловой партнер MetaKovan. Сколько похожих сделок было проведено среди крупных покупок NFT, которые попали в заголовки СМИ, неизвестно, но, вероятно, немало. 

Отчет Chainalysis показывает, что высокие комиссии за транзакции в блокчейне Ethereum делают фиктивный трейдинг в основном убыточным занятием. Это неожиданный аргумент в пользу работы именно с этим блокчейном для NFT. Участники крипторынка часто критикуют Ethereum за высокие комиссии, но эта сеть, как выяснилось, защищает NFT-рынок от манипуляций. 

«Не очень хорошая идея быть преступником на рынке NFT, потому что это дорого. И нет никаких гарантий прибыли», — прокомментировала отчет Ким Грауэр, руководитель отдела исследований Chainalysis. 

Сколько денег отмывают через NFT 

Отмывание денег — это давняя проблема рынка искусства. Чтобы обелить свои доходы, преступники могут приобретать произведения искусства на незаконно полученные средства, позже продавая эти работы. В рамках таких схем обычно продавцы и покупатели — это одни и те же лица, работающие через подставные компании и агентов. По оценкам ООН, через искусство отмывается более $6 млрд ежегодно. 

NFT, как часть рынка цифрового искусства, с первого взгляда отлично подходит для отмывания денег. У NFT субъективная стоимость, позволяющая назначать цену в миллионы и даже в десятки миллионов долларов, их не надо перевозить через границу, растаможивать и где-то хранить. На рынке искусства стоимость картин оценивают профессиональные оценщики, и любая сделка, в которой произведение продается по чрезмерно завышенной или заниженной цене, вызывает подозрение. На NFT-рынке критерии стоимости пока не сложились и определяются спросом, ажиотажем и FOMO. 

Плюс, большинство NFT-платформ не проводят, либо ограничиваются минимальными KYC-проверками. В таких условиях любой может создать NFT на собственное селфи и продать самому же себе хоть за миллион. Продажу можно совершить и в «убыток» — то есть продать NFT ниже его стоимости, а разницу можно вычесть из налогооблагаемой базы. Такие схемы могут быть очень выгодными, например, для криптомиллионеров, которые стремятся обелить свои доходы, не платя за них налоги. 

Но есть и хорошие новости: по данным Chainalysis, отмывание денег с помощью NFT, вероятно, намного менее распространено, чем принято считать. 

По подсчетам аналитиков компании, в первом и втором кварталах 2021 года объем незаконно полученных с помощью NFT средств составил более $0.5 млн, в третьем — более $1 млн, а в четвертом — $1.4 млн. Это капля в море по сравнению с объемом отмытых средств через криптовалюты: данный показатель составил в 2021 году составил $8.6 млрд. И, конечно же, все это не идет ни в какое сравнение с традиционной банковской системой, через которую ежегодно отмываются триллионы долларов. 

Однако это не значит, что проблемы отмывания денег через NFT нет. Ведь аналитики Chainalysis учитывали только скомпрометированные адреса криптопреступников. За пределами их поля зрения остались случаи использования фиатных денег, добытых преступных путем, для покупки сначала криптовалют, а затем и NFT. Настораживает и тенденция на рост: за прошлый год объем средств, отмытых через NFT, увеличился почти в 10 раз. 

Диаграмма объемов незаконных сделок в 2020-2021 годах, по данным Chainalysis. Источник.

Аналитики Chainalysis отмечают, что NFT оказались «более крепким орешком, чем ожидалось» — они не очень хорошо подходят для отмывания средств. Ранее мы уже писали, что из-за прозрачности блокчейна преступники предпочитают отмывать деньги через наличные и банковскую систему, а не через криптовалюты. В ситуации с NFT все точно так же. 

Тем не менее отмывание денег представляет большой риск для укрепления доверия к сектору NFT, препятствуя его росту. И в будущем число случаев использования NFT в преступных целях будет только увеличиваться. Поэтому этот рынок должен строже регулироваться и проверяться правоохранительными органами, считают эксперты Chainalysis. Многое зависит и от самих NFT-маркетплейсов — необходимо вводить KYC, а фиктивных продавцов легко выявить по анализу сделок.

Как регулирование NFT снизит риски манипуляций на рынке 

По данным Chainalysis, в 2020 году оборот NFT на базе Ethereum составил $106 млн, а в 2021-м — уже $44.2 млрд. Но возрастающая активность пользователей и рекордные объемы торгов вызывают интерес властей. К регулированию сектора уже призвали соответствующие ведомства США, Великобритании, России, Люксембурга, Индии и Китая.

График объема продаж (выделен синим) и среднего размера транзакции NFT в 2021 году, по данным Chainalysis. Источник.

В первую очередь властям необходимо определиться, как именно классифицировать NFT: это токены, вид цифрового искусства, средство передачи ценности, аналоги ценных бумаг или что-то другое. Очевидно, что это будет непросто и вызовет споры. Вероятно, NFT будут разделены на несколько категорий, например, как удостоверение собственности, финансовый инструмент, криптоактив, предмет коллекционирования или фан-токен

Например, в обновленных октябрьских рекомендациях Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), NFT классифицируются как криптовалютный предмет коллекционирования, который при этом может подпадать под характеристики финансовых активов. В этом случае NFT-маркетплейсы могут рассматриваться как поставщики услуг виртуальных активов (VASP) и должны будут соблюдать требования AML-законодательства. 

Ранее мы подробно рассмотрели правовые и регуляторные риски NFT. Среди них:

  • Возможность того, что регуляторы могут счесть NFT, прежде всего токенизированные (раздробленные), аналогом ценных бумаг;
  • Отсутствие правового определения владения NFT — неясно, чем именно владеют держатели токенов;
  • Проблемы с соблюдением авторских прав — любой может создать NFT на базе чужого произведения. 

Важно, что все эти сложности решаемы и будут преодолены по мере взросления рынка. 

Не попасться на удочку мошенников несложно, если соблюдать базовые правила криптобезопасности. А также нужно знать про самые популярные схемы мошенничества на NFT-рынке, которые мы описывали ранее. 

Регулирование NFT находится на самом старте: о нем пока лишь говорят, но конкретных разработок практически нет. В этих условиях для рынка было бы лучше, чтобы крупные площадки взяли на себя инициативу по созданию основ нормативной базы. 

Среди возможных мер по снижению манипуляций и мошенничества на NFT-рынке стоит выделить следующие шаги:

  • Введение KYC/AML-проверок для продавцов и покупателей: идентификация личности и отслеживание источников денег;
  • Создание реестра подделок и авторов-мошенников;
  • Мониторинг подозрительных сделок. 

Эти меры позволят снизить риски мошенничества и манипуляций, не ограничивая рост нового рынка.